Великая октябрьская социалистическая революция


Как вы относитесь к ВОСР?

31 (58.49%) — Одобряю
20 (37.74%) — Не одобряю
2 (3.77%) — Ничего об этом не знаю
Всего голосов: 53
Страницы: 12345678
9
101112131415161718
serg_ya
Аватар serg_ya
14.07.1917

Пьер Паскаль

Петроград
Милюков, еще будучи министром иностранных дел и принимая в первый раз после революции послов, изложил им свою программу: «Надо дать удовлетворение законным чаяниям народа: Зимний дворец станет национальной собственностью и послужит в качестве дворца Учредительного собрания; после этого нам потребуется несколько частных реформ…» Морис Палеолог подсказал: «Например, реформу календаря». Это мне вспомнилось по случаю времени, передвинутого на 60 минут вперед, начиная с сегодняшнего дня.
--------------

Борис Никольский
Петроград, ул. Офицерская
До чего трудно становится жить — и сказать вам не умею. Цены, люди, хвосты, порции — жутко и страшно; а совсем получить невозможно так многого, что еще страшней; а урожай пока еле-еле около среднего: что же будет зимой и особенно весною?
---------------

Елизавета Нарышкина
Царское Село
Финляндия хочет совершенно отделиться от России, а Вильгельм собирается повести наступление на Петроград через Финляндию и шхеры. Если Финляндия от нас отпадет, это будет конец столице и Балтийскому морю.
---------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
Живущий в Позделинском, на даче, директор Ломжинской гимназии Силин отдал нам свою белую муку, полученную им по карточкам за июнь, но лишнюю для него. 1 1/2 пуда. У нас, таким образом, будет белый хлеб, которого мы уже давно не видали. Сахар третьего дня совсем прекратился, и достать негде: пьем чай с изюмом.
---------------

Владимир Винниченко
Киев, ул. Владимирская, 57
Когда я пришел на совещание, то я увидел, что дело обстояло так, будто бы произошел полный разрыв между Центральной радой и украинцами вместе с Временным правительством.

Церетели, не дождавшись вчера ответа от меня, поехал прямо на заседание. Хотя он сам считал, что это повод для полного разрыва, но на совещании было-таки оставлено место и для меня. Сразу перешли к обсуждению этнографических границ Украины. Мною было указано, что мы считаем 10 губерний бесспорно, украинскими, остальные — как части других губерний — должны быть изучены. Некоторые из присутствующих не согласились с тем, что отдельные губернии, в частности речь зашла о Бессарабии, украинские.

Также вызвали вопросы Екатеринославская и Херсонская губернии. Характерно заявление Терещенко, что Бессарабская губ. должна быть включена в административном отношении в Украинскую область. Кое-кто указывал, что отдельные части (!!!) Бессарабии не могут быть исключены, потому что они вокруг окружены украинцами. Указывалось на то, что в этом случае у нас фактически окажется в руках власть для провозглашения автономии.

Когда мы уже возвращались с заседания, то Церетели завил, что его, очевидно, очень удивило, как ему показалось, желание Центральной рады сорвать переговоры.
serg_ya
Аватар serg_ya
15.07.1917

Нестор Махно

Гуляйполе, Александровский уезд, Екатеринославская губерния
Мы получили сведения о том, что Кропоткин уже в Петрограде. Радость в рядах нашей группы неописуемая. Собрали общее заседание группы, которое посвятили исключительно разбору предположений, что скажет нам старик Петр Алексеевич. И все пришли к одному выводу: Петр Алексеевич укажет конкретные пути для организации нашего движения в деревне. Он слишком чуток, от него не ускользнет теперешняя насущная потребность в наших силах для революционной деревни.
---------------

Ариадна Тыркова-Вильямс
Петроград
Весь день шли заседания Ц.К. об украинском вопросе. Решить было нелегко. Споры шли. Обычные партийные кадетские споры. Даже с Некрасовым мы обошлись сверхкультурно. Он пришел, предъявил нам ультиматум.

«Я был в Киеве по просьбе Церетели. Никто меня на это не уполномочивал, я это сделал неофициально. Но в выработке соглашения я принимал участие и теперь считаю себя морально связанным. По-моему, этот акт не больше умаляет права Учредительного собрания, чем акт о Польше или Финляндии. Мы вообще должны стоять не на правовой, а на точке зрения целесообразности. И чего тут 6ояться. Возведя на престол волю демократии, мы имеем перед собой движение, которое тоже определяется вождями народа. Во всяком случае, в этом документе нельзя изменить ни одного слова. Его надо или целиком принять или отвергнуть».

Некрасов сказал все это и исчез. Никто не успел ему возразить. А мы до того вежливы, что дали ему сбежать. Только с усмешкой переглянулись. И у всех поднялось брезгливое чувство к перебежчику и предателю, который так ловко карабкается на спине партии и потом постарается выставить кадетов из кабинета.

— Он просто политический мошенник, — сказал мне на том же заседании Шингарев. — И вообще, я думаю, что мы, кадеты, не годимся для политики. Мы слишком честные люди.

Усталый он был. И горько усмехнулся. Он действительно слишком честный и прямой человек. И, может быть, именно поэтому чересчур добросовестно нес свои министерские обязанности.
А надо было цепко и ревниво, как это умеют делать социалисты, отстаивать свои права, долбить свою точку зрения. Наши министры не сумели поставить себя, занять достаточно веское положение в кабинете. 3aставить с собой считаться. Надо было систематически требовать мер против анархии, бороться с Черновым, а может быть, и со Скобелевым. Но все это затруднялось интригами Львова, который потихоньку стряпал свои делишки против кадетов. Некрасов ему помогал и Керенский. Из-за киевского шулерского документа нельзя было не уйти. Этого требовала государственная честь партии. Нельзя было допустить насилия над собой. Нельзя было принять документ целиком. Противоположная сторона так все обставила, чтобы выхода не было. Поздно ночью приехали из Малахитового дворца Шингарев, Шаховской, Мануйлов и Степанов. Они уже не были министрами.

---------------

Максим Горький
Петроград, Кронверкский пр-т, 23
Вчера, после митинга в Народном доме, бородатый солдат воодушевленно, заикаясь и глотая слова, размышлял пред толпою человек в полсотни:

— Они чего говорят? Они опять то самое, через что погибаем. Нет, братья, дадимтя им всего; натя, пейтя, ешьтя, разговаривайтя промеж себя, а нам, народу, не мешайтя! Мы — сами. Мы, значится, положили выполоть всю сор-траву вашу, мы желам выкорчевать все пенья, коренья — во-от! Так ли?

Люди десятками голосов утвердили:

— Так. Верно.

— То-то. Им надо прямо сказать: отходи, господа, в сторону, не путай, не мешай. Пей, ешь, а нас — не тронь. Они говорят: опять наступай, опять воюй. Не-ет, братья, мы уж наступили друг дружке на животы, не-ет! Так ли?

Толпа почти единогласно согласилась:

— Так.

---------------

Александра Коллонтай
Стокгольм, Швеция
На совещание не прибыли все ожидавшиеся делегаты, и совещание превратилось в «информационное». Дискутировали дня три, но решения не имеют резолютивного характера. Меньшевики говорят тоном «государственных людей». Главным их аргументом против линии большевиков являлось утверждение, что большевики — «ничтожная кучка», что массам идея «власти Советов» совершенно чужда. Совещание прошло в бесплодных прениях и переговорах. Окончательная формулировка решений совещания передана была в бюро Циммервальда… Иностранные товарищи даже сочувствуют нам, все же считая, что меньшевики правы: масса в России, в этой политически и экономически отсталой России, за большевиками не пойдет.
----------------

Пьер Паскаль
Петроград
Русское влияние опасно: ибо в России идеи остаются достаточно туманными, они не переводятся неукоснительно в практику. Они ограничены глубоким скептицизмом. У нас те же самые идеи, если они соблазняют — а они соблазнительны — немедленно преобразуются в рациональные формы, которые можно воплотить в виде законов. Быть может, Россия уже оказала влияние на наших социалистов: через отношения с русскими изгнанниками периода реакции, евреями.

Лондон, напротив, производит впечатление уверенности, самообладания и решимости идти до конца.

-----------------

Борис Савинков -> Зинаида Гиппиус

«Свои» ли мы? Не знаю. Не уясняю. Я всей душой с Керенским. Илюша почти чужой. Авксентьев тоже. Нахамкисы всех видов, рангов и положений — почти враги.

Окончить войну поражением — погибнуть. Не думаю ни о чем. Живу, т.е. работаю, как не работал никогда в жизни. Что будет — не хочу знать. Люблю Россию и потому делаю. Люблю революцию и потому делаю. По духу стал солдатом, и ничего больше. Все, что не война, далекое, едва ли не чужое. Тыл возмущает, Петроград вызывает издали тошноту. Не хочу думать ни о тыле, ни о Петрограде. Теперь судите: «свои» ли мы?

В Каменце бываю редко: почти всегда в армиях, в дивизиях и на позициях. Когда первый раз лежал, уткнувшись носом в траву, и в двух шагах разрывалась шрапнель, был счастлив и удивлен. Не было страшно. Страшно был потом, в другой раз, когда рвались тяжелые снаряды, хотя опасности не было, потому что далеко. А когда думал, что умираю, потому что по свисту знал, что снаряд «мой», «для меня», то не было времени испугаться, а когда остался жив, счел, что так и должно было быть. Раненых не боюсь, убитых тоже. Хотел бы помолиться, да не умею.

Не забывайте меня.

Целую вас

Б. Савинков

----------------

Лев Троцкий
цирк «Модерн», Петроград
Проходя после митинга по пустынным улицам, я улавливаю за собою шаги. Вчера было то же и, кажется, третьего дня. С рукою на браунинге я делаю крутой поворот и несколько шагов назад. «Что вам нужно?» — спрашиваю я грозно. Предо мною молодое преданное лицо. «Позвольте охранять вас, в цирк приходят и враги». Это был студент Познанский.
----------------

Николай Суханов
Петроград
Я провел утро в дружеской беседе и в прогулке с Луначарским, который ночевал у нас. Луначарский отправился в Народный дом, но после выступления вернулся, и мы отправились гулять. Мы любовались красотами Петербурга, а потом втроем — Луначарский, я и моя жена — отправились обедать в знаменитую «Вену». Ресторан литературной богемы ныне кишел политиками более или менее демократического лагеря. Я немного поговорил с Черновым, который был со мной ныне очень холоден.

После обеда мы пешком отправились с Малой Морской на конференцию куда-то вглубь Садовой. Луначарский без умолку пропагандировал меня: жена моя была уже спропагандирована…

----------------

Анатолий Луначарский
Петроград, Лахтинская, 25/20, кв. 17
Событий никаких за этот день не произошло, но они готовятся, а именно частичный кризис в министерстве, в какую форму отольется кризис — еще неизвестно, но Суханов ждет ухода всех министров-кадетов. Гг. Черновы в ужасе. А мы говорим: скатертью дорога! Могут также разразиться нежданные многими результаты наступления. В остальном все у меня по-прежнему. Мои друзья, славные Сухановы, собирались уехать в деревню, но уезжает только Галина Константиновна, а Николай Николаевич остается ввиду обострения положения в России. Превосходный человек и, в конце концов, единственная подлинно политическая голова в «Новой жизни».
-----------------

Раннее утро

Новые обыски

По требованию толпы милицией вчера производились обыски в магазинах и в частных квартирах для обнаружения хлеба. В большинстве случаев обыски не дали положительного результата.

Толпа ворвалась утром в Городскую продовольственную управу, с бранью набросилась на находившихся там членов управы и служащих, требуя увеличения пайка. Около городских продовольственных лавок происходили на этой почве столкновения.

----------------

Русское слово

Из отрывочных сообщений находящихся в Киеве министров о ходе переговоров с политическими деятелями Украины выясняется, что Рада соглашается отсрочить проведение в жизнь опубликованного «Универсала», если Временное правительство приступит незамедлительно к изготовлению проекта об автономных правах Украины, со всключением в состав Украины города Киева и тех губерний, где украинцы составляют большинство населения.

Терещенко и Церетели, передавшие это требование по прямому проводу Временному правительству, были уполномочены заявить, что Временное правительство произведет референдум в указанных губерниях, и если там большинство населения будет стоять на точке зрения Рады, то Временное правительство удовлетворит это требование.

Этот ответ, видимо, пока удовлетворил украинцев.

---------------

Правда

К выборам в Учр. собрание. Вопрос об этих выборах очень серьезен. Крестьяне — подавляющая масса населения России. Если эта масса выберет теперешнюю партию эсеров, поддерживающую кадетов, капиталистов, выкидывающую за борт один за другим пункты своей программы, — тогда дела русской революции очень плохи. Как быть?

Ответ ясен: в городах мы принципиально стояли за блок и провели блок с интернационалистами из меньшевиков и междурайонцев, которые тоже колеблются в сторону мелкой буржуазии, но в неизмеримо более слабой степени. В деревнях надо блокироваться с беспартийными группами сельскохозяйственных наемных рабочих и беднейшего (полупролетарского) крестьянства. Такой блок не только принципиально допустим для пролетарской партии, он принципиально обязателен, ибо помочь пролетарским и полупролетарским элементам деревни наш прямой долг. К работе надо приступить сейчас же, не откладывая ни одного дня, ибо до выборов (19 сентября) осталось всего три месяца. Немедленно надо приступить к тому, чтобы образовывать в каждой губернии сверхпартийные группы — беспартийные группы сельских рабочих и беднейших крестьян, намечать кандидатов от них, причем всеми силами стараться проводить известных своим отстаиванием интересов бедноты и своей справедливостью людей.

За работу, товарищи! За теснейший союз городских рабочих с сельскими рабочими и с беднейшими крестьянами!
serg_ya
Аватар serg_ya
16.07.1917

Федор Раскольников

Кронштадт
Сообщили, что на Якорной площади собирается митинг. Инициаторами его были приезжие депутаты. В данном случае они действовали совершенно «анархически»: не только не сговорились о митинге с Советом, но даже игнорировали близких себе по духу анархистов-синдикалистов.

Ярчук, ничего не подозревая, мирно читал лекцию в помещении сухопутного манежа на необъятную тему «Война и мир», когда туда влетело несколько человек с возгласами: «На митинг!». Вся аудитория, словно от прикосновения электрического тока, мгновенно вскочила с мест и устремилась к выходу. Лектор-анархист, оставшись в одиночестве, последовал за слушателями.

Кронштадтский комитет нашей партии уже почти весь был на площади. Трибуной завладел один из приехавших. Истерическим голосом он кричал о преследованиях анархистов Временным правительством. Но центральным моментом его речи было сообщение о назначенном на сегодня выступлении 1-го пулеметного полка и других частей Петроградского гарнизона.

— Товарищи, — впадая в слезливый тон, распинался анархист, — сейчас в Петрограде, может быть, уже льется братская кровь. Неужели же вы откажетесь поддержать своих братьев, неужели не выступите на защиту революции?

На впечатлительную, по преимуществу морскую аудиторию такие слова не могли не оказать воздействия, за ним выступали какие-то неведомые ораторы. Они предлагали немедленно отправиться в казармы, захватить оружие, затем идти на пристань, овладеть всеми наличными пароходами и двинуться в Питер.

— Время не терпит! — настаивали они.

Атмосфера Якорной площади накалялась все больше и больше.

Я вышел в телефонную комнату, попросил соединить меня с Петроградским Советом и вызвал Ленина. К телефону подошел Зиновьев.

Я информировал его о кронштадтских настроениях и подчеркнул, что вопрос — выступать или не выступать — стоит сейчас в другой плоскости: будет ли проведено выступление под нашим руководством или оно разыграется без участия нашей партии — стихийно и неорганизованно. Так или иначе, выступление совершенно неизбежно, и отвратить его нельзя.

Зиновьев попросил меня подождать у аппарата. Через несколько минут он вернулся и сообщил, что ЦК решил принять участие в завтрашнем выступлении и превратить его в мирную и организованную вооруженную демонстрацию. Зиновьев сделал ударение на словах «мирная демонстрация» и пояснил, что это условие партия выдвигает в качестве неуклонного требования, и нам вменяется в обязанность следить за его проведением.

----------------

Николай Суханов
Петроград, Таврический дворец
Возбужденный большим днем и новыми событиями революции, я лихорадочно хлопотал об автомобиле, чтобы не опоздать по моему делу и вернуться как можно скорее. Пробегая через соседнюю пустую комнату, я услышал звонок из телефонной будки. Я впопыхах схватил трубку.

— Это Исполнительный комитет? — послышался голос, принадлежавший явно рабочему. — Позовите какого-нибудь члена Исполнительного комитета. Поскорее, по важному делу.

— В чем дело? Говорите скорее. Вас слушает член Исполнительного комитета.

- Это говорят с завода «Промет» (рабочий, как водилось, произносил: «Промёт»). К нам сейчас пришли несколько человек, рабочие и солдаты. Говорят, все заводы и полки уже выступили против Временного правительства, а другие сейчас выходят… Говорят, только наш один завод остался, не выступает… Мы не знаем в заводском комитете, что нам делать. Вы скажите, какие будут директивы от Исполнительного комитета?.. Выступать ли нам или задержать пришедших как провокаторов?

Я отвечал:

— Исполнительный комитет, безусловно, против выступления. Люди, призывающие на улицу, действуют самовольно, против Совета. О выступлениях заводов и полков в Исполнительном комитете ничего не известно. Вероятно, это неправда. Не выступайте никуда до распоряжения Исполнительного комитета. Пришедших людей задерживать не надо, но непременно постарайтесь установить их личности, от кого и по чьему приказу они к вам явились. Объявите им и на заводе, что сейчас Исполнительный комитет заседает и обсуждает именно вопрос о власти, о новом правительстве, о передаче всей власти Совету. Через несколько времени позвоните еще.

-----------------

Павел Дыбенко
Финляндия, Гельсингфорс, порт
В ночь на всех кораблях и командах, а также при командующем Балтфлотом, Центробалтом были поставлены контролеры-комиссары. В эту же ночь было получено распоряжение Коалиционного правительства командующему Балтфлотом: «Секретно. На улицах Петрограда беспорядки. Если корабли пойдут на поддержку, не останавливаться перед их потоплением. Заблаговременно снимите с позиций подводные лодки и займите подход к Кронштадту».
-----------------

Альфред Нокс
Петроград
Около девяти утра 1-й пулеметный полк во главе с Семашко, запасной батальон Гренадерского полка и примерно тысяча солдат Московского запасного батальона прошли маршем на юг через Тро­ицкий мост. В сопровождении толпы вооруженных рабочих они проследовали мимо британского посольства. На улицах демонстран­ты захватывали все попадавшиеся им навстречу автомобили, на которые устанавливались пулеметы, и усаживались вооруженные винтовками с примкнутыми штыками солдаты. Для того чтобы произвести большее впечатление на прохожих, солдаты ехали улег­шись на крылья кабин автомобилей. Наиболее здравомыслящие представители так называемой «ми­лиции» — маскарадного подобия прежней полиции, созданной в марте, члены которой в день зарабатывали столько, сколько сотрудники старой полиции, действительно обеспечивавшей защиту жизни и собственности людей, зарабатывали в месяц — разошлись по домам. Остальные присоединились к мятежникам.

Толпа разделилась на две группы, одна из которых направилась в западном направлении, к Мариинскому дворцу, где обычно со­биралось министерство, а вторая — на восток, к зданию Думы. Над­писи на плакатах гласили: «Долой десять министров-капиталистов», «Вся власть Советам». В составлении лозунгов было видно отсутствие воображения, так как некоторые из «министров-капиталистов» отправились в отставку всего несколько часов назад, а Ис­полнительный комитет Совета неустанно повторял, что работает в полном согласии с Временным правительством и не имеет наме­рения узурпировать власть.

------------------

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов
Петроград, Таврический дворец
Ввиду кризиса власти рабочая секция считает необходимым настаивать на том, чтобы Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов взял в свои руки всю власть.

Рабочая секция обязуется содействовать этому всеми силами, надеясь найти в этом полную поддержку со стороны солдатской секции. Рабочая секция выбирает комиссию из 15 чел., которой поручает дейст­вовать от имени рабочей секции в контакте с Петроградским и Всероссийским Исполнительными комитетами. Все остальные члены данного собрания ухо­дят в районы, извещают рабочих и солдат об этом решении и, оставаясь в постоянной связи с комиссией, стремятся придать движению мирный и орга­низованный характер.

В комиссию избраны: Каменев, Зиновьев, Троцкий, Жуков, Енукидзе, Ашкенази, Панов, Палеанский, Корнев, Залуцкий, Карахан, Рязанов, Юренев, Зоф, Нахимсон.

----------------

Константин Сомов
Петроград
Поздно вечером началась гражданская война. Я долго сидел у открытых окон. У нас слышны только отдельные отголоски, возгласы толпы.
-----------------

Лев Урусов
Петроград
На улицах опять мартовские дни. Можно предполагать, что правительство застигнуто врасплох, но невольно поражаешься: в то время как на улицах забирают автомобили и вооружают их пулеметами — правительство занимается убеждением солдат не выходить из подчинения. Против пулеметов убедителен только пулемет, и дать большевикам ночь для официальной организации — это потерять темп и, конечно, не избежать кровопролития. Идти против Временного правительства — это в сущности идти против Совета рабочих и солдатских депутатов, который поддерживает Временное правительство. Если рассуждать хладнокровно, настоящий кризис, если его разыграть правильно, является желательным.

Все равно без кровопускания дело не могло обойтись, а большевистская зараза зашла так далеко, что организм России не мог больше ее безнаказанно переносить — она должна или победить, или исчезнуть как фактор, направляющий политическую жизнь страны. И со стороны большевиков является очень ловким ходом повести толпу против министров-капиталистов — этот лозунг, объединяющий несознательные массы, а добившись насильственным образом падения буржуазных министров, они тем самым дискредитируют СРИСД, поддерживавший коалиционное правительство, которое, как они потом будут говорить, народ не мог стерпеть. Победителей не судят — успех большевиков мигом притянет на их сторону.

---------------

Ираклий Церетели
Петроград
Наша обязанность — защищать единство и цельность Русской революции. Кто думает, что он, выступая на улицу с оружием в руках, идет с нами, — введен в заблуждение. Мы должны сказать, что такие выступления идут не по пути революции, а по пути контрреволюции. Мы должны сказать, что решение революционной демократии штыками продиктованы быть не могут. И мы должны призвать всех верных делу революции стать на защиту полномочного органа демократии и на защиту дела революции.
----------------

Михаил Терещенко
Петроград
Украинский вопрос неожиданно привел к кризису министерства.

Во время моей поездки в Киев с Керенским и Церетели нам удалось выработать вполне благоприятное соглашение с Радой, которое и было сообщено местным демократическим организациям национальных меньшинств. По соглашению этому, управление краевыми делами Украины вверяется Правительством особому органу, являющемуся Комитетом, избранным Радой. Последняя, соглашаясь на такой порядок, вместе с тем особым актом должна заявить, что она отвергает всякие попытки самочинного введения автономии на Украине до Учредительного собрания. Вопрос о будущем устройстве Украины, таким образом, откладывается до Учредительного собрания, причем Правительство сообщает, что сочувственно относится к разработке Радою проекта о положении Украины для внесения на Учредительное собрание.

Однако, несмотря на наши настояния, поддержанные всеми другими министрами, не входящими в партию К.Д., министры-кадеты отказались принять соглашение без редакционных изменений и, оставшись в меньшинстве при голосовании, подали в отставку. Шаг этот является тем более неожиданным, что речь идет о сравнительно неважных изменениях текста. Между тем положение в Украине настолько обострилось, в особенности в войсках, где украинство служит предлогом для уклонения от фронта и создания беспорядка, что идти на пересмотр соглашения, выработанного нами с Радою невозможно без опасности больших осложнений. В настоящее время опубликовано постановление Правительства в вышеизложенном смысле, ввиду чего можно считать, что Украинский вопрос временно улажен. Кризис министерства пока не разрешен. Ушли — Шингарев, Мануйлов, Шаховской и товарищ министра торговли Степанов. Некрасов, вместе с тем, ушел из партии и, вероятно, вернется в министерство с другим портфелем.

-----------------

Русские ведомости

Появились вооруженные всадники. Пройдя Литейный мост, рабочие и солдаты образовали громадную толпу, в которую вливались другие солдаты 40-летнего возраста вместе с плакатами, требующими их освобождения для полевых работ. Толпа, пройдя до ружейного завода, сняла с работы ночную смену. Затем по Литейному мосту промчалось несколько всадников, которые сообщили о том, что Совет рабочих депутатов принял власть в свои руки.

На Невском проспекте в это время мчались автомобили с вооруженными людьми. Картина напоминала первые дни революции. В некоторых местах раздается стрельба, и улицы быстро пустеют.

---------------

Клавдия Свердлова
Петроград, Шпалерная, 47, Таврический дворец
Переночевав у знакомых, утром я захватила ребят и пустилась на розыски Якова Михайловича. От встретившихся товарищей я узнала, что в первой половине дня его легче всего застать в Секретариате ЦК. Отыскать здание гимназии, где помещался Секретариат ЦК, не составило труда. Взяв ребятишек за руки, я начала взбираться с ними по лестнице, как вдруг прямо на нас чуть не налетел какой-то человек, стремительно спускавшийся вниз, прыгая через две-три ступеньки. Я в полумраке было не разобрала, кто это, и поспешно отстранила ребят, уступая дорогу, но он внезапно остановился:

— Кадя! Ты? Звереныши!

В следующую же минуту Яков Михайлович — это был он — подхватил Верушку на руки, болтал с Андреем, сыпал вопросы. Собирался он куда-то ехать, но поездку тут же решил отложить, и мы вместе поднялись в Секретариат ЦК.

— Никуда сегодня не пойду, — басил Свердлов, — и сюда не вернусь. Беру отпуск. На сутки!

«На сутки», сказал Яков Михайлович, уходя из Секретариата, однако не успели мы пробыть вместе и несколько часов, как к нашему дому подкатил грузовик, до отказа заполненный вооруженными солдатами и матросами… Они рассказали, что на Выборгской стороне начались волнения. Едва выслушав товарищей, Яков Михайлович мгновенно собрался, сел в грузовик и укатил во дворец Кшесинской. А к дворцу уже стекались первые колонны демонстрантов.

----------------

Пьер Паскаль
Петроград
Г-н Л. объявил мне новость: отставка Шингарева, Мануйлова, самого Некрасова и товарища министра торговли Степанова. Все, кто не удержался, кадеты. Шаховской, министр государственного призрения, тоже уходит. Он может быть замещен княгиней Паниной, ныне помощницей министра. Это внучка председателя Государственного совета, потом министра юстиции, сыгравшего определенную роль во время реформ в 1865 г. Была замужем за Половцевым, родственником нынешнего товарища министра иностранных дел, и развелась, поскольку ее муж оказался гомосексуалистом. Суд вернул ей фамилию.

Вчера стреляли со стороны дворца Кшесинской; на Кронверкском видели людей, несущих мертвую женщину. Сегодня вечером стреляли на Выборгской стороне, на Сампсониевском; говорят, гренадерский полк и пулеметчики. По Невскому автомобили возят людей с винтовками на изготовку. Как в первые дни, только теперь это штатские. Демонстрации против Временного правительства. Горничная говорит, что на Невском тоже стреляли.

Уже три дня, как ничего нет в магазине смежного дома, — мальчишка бросил камень и разбил стекло.

11 часов 30 минут вечера. Телефонирую Лабри, чтобы получить сведения о происходящем. Он выступал на ежедневном митинге на Садовой против одного большевика, приехавшего из Варшавы через Швецию и проповедовавшего мир: получил поддержку солдата с мрачным лицом, инвалида-фронтовика. И успех был неплохой. Возвращаясь к себе, он обнаружил на Итальянской нагруженные пулеметами грузовики с угрожающими транспарантами против буржуазии и правительства. Они приехали подстрекать экипажи броневиков. Экипажи не выступили, но предоставили свои машины: «Мы не знаем, кого надо убивать, действуйте».

Проехали казаки: спокойствие полное, ни единого крика, только толпа разошлась. И потом эти солдаты среди своих пулеметов грызли семечки. И ведь собирались говорить с 40-летними мужиками.

Все беспокойство оттого, что на фронте Павловский отказался воевать: его решили расформировать. А он отправил сюда делегацию на свой собственный сборный пункт и в другие подразделения, поднимая их против правительства. Делегация действовала сегодня. Стало быть, никакой связи с отставкой министров, вызванной украинским вопросом.

Лабри говорит мне по телефону: «Сильно стреляют». Слышу его выкрик: «Не бойтесь, мадам». Одновременно Болье сообщает мне о стрельбе в том же направлении.

Полночь. Гвардейский экипаж отказался присоединиться. В темноте, которая наступает быстро, видно конных солдат. Слышно демонстрацию на Офицерской и свистки. Одиночный ружейный выстрел вдоль канала.

--------------

Федор Степун
Петроград
Всюду шли митинги; ораторы–большевики и анархисты безудержно громили Временное правительство и советское большинство; от казармы к казарме перебегали какие–то темные подстрекатели, уговаривавшие солдат примкнуть к вооруженному выступлению заводов; но за всем этим не чувствовалось ни центральной руководящей воли, ни заранее выработанного плана. Как–то вслепую носились по городу вооруженные пулеметами грузовики, как–то сами собою стреляли ружья. По пути в Таврический я встретил пьяную компанию во все горло оравшую: «Товарищи, айда бить жидов». В разъяренное красное море с разных сторон вливались черносотенные струи. По городу шел откровенный грабеж.

Поздно вечером к Таврическому дворцу стали собираться усталые от демонстраций и перестрелок с казаками рабоче–солдатские толпы. Не зная, что делать, они то требовали ареста Центрального исполнительного комитета, то выслушивали членов этого комитета, убеждавших их разойтись по казармам и домам. Одновременно с увещевательными речами представителей советского большинства в залах дворца, на дворе шли бурные большевистские митинги, требовавшие немедленной передачи всей власти Советам. Особенно шумный успех имел Троцкий, умный, горячий и смелый оратор, с криво сидящим на нервных ноздрях пенсне и демонически–петушиной шевелюрой. По толпе ходили разные слухи. Успокоительно подействовало вдруг пронесшееся известие, что Временное правительство уже арестовано. Коли арестовано, значит, все в порядке, можно и расходиться.

---------------

Раннее утро

Борьба с громилами

Отдан приказ всякие самочинные обыски прекратить; обыски могут производить старшие чины милиции. Населению рекомендуется в случае, если толпа ворвется в помещение, немедленно давать об этом знать милиции.

Городская продовольственная управа вчера объявила, что населению будет выдаваться три фунта пшеничной муки на человека в месяц и полтора фунту сахару. Отпуск ржаной муки временно прекращен. Вводятся карточки на хлеб.
serg_ya
Аватар serg_ya
17.07.1917

Ираклий Церетели

Петроград
Перед нами кризис власти. Когда мы слышим от имени вооруженных частей одного города требования принять предопределенные ими решения, то, как бы мы ни изменили прежнее решение, оно в глазах всего народа принято было бы лишь за победу неорганизованных слоев, а не за выражение истинной воли демократии, рабочих, крестьян и фронта. Не потому съезд признал Временное правительство, что в нем было 3 кадета. Революционная демократия обойдется без них. Их уход не лишает Временное правительство полноты власти. Нужно принять меры, чтобы не было никаких волнений.

- Юлий Мартов

Каковы бы ни были виновники этого выступления, его вызвал, главным образом, факт разложения коалиционного министерства. У нас сейчас может быть только одно решение. История требует, чтобы мы взяли власть в свои руки.
Большинство сейчас пассивно. Я верю, что при опросе всей России можно убедиться, что революционная демократия нас поддержит.
----------------

Никита Окунев
Москва
В Германии тоже, должно быть, чем-то запахло антидержавным. Ушел канцлер Бетман-Гольвег, и заменен Михаэлисом, про которого пишут, что это восьмидесятилетний старец, очень распорядительный, но либеральный. Про Россию с каждым днем приходится записывать все больше и больше неприятного: начались сенокосы, начались и дожди, уборка опять будет неудачная. На действующих фронтах подсчитали пленных — 834 офицера и 36 000 солдат, а добыча — 121 орудие и до 500 разных пулеметов, минометов, бомбометов и огнеметов. Но вместе с тем подчеркивают необыкновенный урон офицеров: их выбыло в боях из-под «Знамен 18 июня» 80%.

Вот что в Петрограде заварилось со вчерашнего вечера: министры между собой перессорились на почве различного отношения к свободолюбивой и возгордившейся Украине, которая, как Польша и Финляндия, хочет быть совершенно независимым от России государством, и в результате министры-кадеты Шингарев, Мануйлов, кн. Шаховской и Степанов (и.о. министра торговли) подали в отставку, чем воспользовались большевики, и, подстрекнувши фабричных и солдат, покатили по Петрограду в автомобилях, вооруженных пулеметами, и знать ничего не знают: всех и все долой, долой и долой! Хотели было арестовать всех министров, не исключая и Керенского, но тот умчался на Западный фронт. Первый пулеметный полк, Московский, Павловский и Третий стрелковый запасной совсем предались на сторону анархистов и начали стрелять и крушить все противоречащее лозунгам: «Протест против расформирования полков», «Арест Керенского». Преображенцы и казаки на стороне правительства, значит, предстоит кровавая междуусобица. Чхеидзе и Церетели «взбунтовавшиеся рабы» совсем не слушают: им свистят и так же грозят, как «буржуям», в зачинщиках чаще всего упоминают Троцкого. Ночью начались разгромы магазинов Гостиного Двора. Что будет сегодня — Бог знает, но несомненно, что разнуздавшиеся «товарищи» теперь уже метят не в спину, а в самое сердце несчастной России. Почему-то остановили поезда Финляндской дороги, для того, что ли, чтобы «буржуи» не разбежались, но ведь и там теперь русским несладко. Финляндцы, кажется, требуют чтобы мы оттуда совсем убрались вместе с тем войском, которое находится там в защиту подхода немцев к Петрограду. Ну как тут немцам не радоваться, как ждать, чтобы они «протянули нам руку»?!

---------------

Пьер Паскаль
Петроград
Утром снова авто, наполненное людьми с оружием на изготовку и примкнутыми штыками. С 2.30 до 3 часов сильно стреляли на Невском и Литейном. Говорят, толпу перед Таврическим дворцом разогнали. Половцов перевел город на осадное положение и старается его очистить.

Русское наступление отхлынуло, пал Калуш. Брусилов уверяет, что русской армии невозможно пережить зиму по причине полной дезорганизации страны, по причине дезертирства, о котором будет речь на Учредительном собрании. Клембовский уже говорил об этом, не называя причин. Вчера вышли почти все полки: многие беспричинно. Один дошел до Таврического дворца, чтобы посмотреть, правда ли, что буржуазные министры отправлены в отставку, а потом вернулся. Толпа обезоружила несколько автомобилей.

Невский был заполнен дошедшими до крайности женщинами. Сегодня там видны беспокойные лица. Все магазины закрыты, витрины заколочены досками. Вчера там было то ли 4, то ли 40 убитых. Точно одно, Керенского хотели арестовать на вокзале: его поезд ушел на 20 минут раньше.

--------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
Вечером газеты с невеселыми известиями об отпадении Финляндии и об уступках, сделанных правительством Украине. Уступят и финляндцам! «Несут Русскую землю розно». Тысячу лет исторический процесс шел в направлении собирания Руси и объединения. Неужели с сегодняшнего дня в угоду нескольким проходимцам-большевикам, начитавшимся немецких брошюрок в плохом переводе, он пойдет вспять? Распадалась Русь после Ярослава, зато и была под игом татар.

Дать Финляндии отделиться — отлично бы; она ничем не связана с нами; но существовать самостоятельно и отдельно она не может, сейчас же сделается немецкой провинцией, форпостом Германии перед Петроградом, а поэтому наша безопасность требует ее связи с нами. Для меня этим все сказано. Вспоминаю Пестеля с его началом «Благоудобства»; государственная граница — не шутка; она должна быть крепкою стеною и защитою дома. Монархия сошла у нас, далеко не кончив своей исторической задачи — объединения России, и потому я думаю, что она сошла только на короткое время. Среди социалистов — гласных Московской думы, список которых теперь опубликован, — оказалось двое сотрудников бывшего охранного отделения, и потому они «выбыли», а на место их по очереди вошли другие из партийного списка. Трогательно! Кого же выбирали, чего смотрели при выборах! Значит, выбирали совсем вслепую!

---------------

Надежда Крупская
Петроград, дом Кшесинской
Заводы и фабрики забастовали. Из Кронштадта прибыли матросы. Огромная демонстрация вооруженных рабочих и солдат шла к Таврическому дворцу. Ильич выступал с балкона дворца Кшесинской. Центральный комитет написал воззвание с призывом о прекращении демонстрации. Временное правительство вызвало юнкеров и казаков. На Садовой открыта была стрельба по демонстрантам.
---------------

Временное Правительство
Петроград
Всех участвовавших в организации и руководительстве вооруженным выступлением против государственной власти, установленной народом, а также всех, призывавших и подстрекавших к нему, арестовать и привлечь к судебной ответственности как виновных в измене родине и предательстве революции.
----------------

Николай Суханов
Петроград, Таврический дворец
Я вернулся в заседание. Там не было ничего нового. Но вот, как стрела, пронеслась весть: подошли путиловцы, их 30 000 человек, они ведут себя крайне агрессивно, часть их ворвалась внутрь дворца, они ищут и требуют Церетели… Церетели в этот момент не было в зале. Говорили, что за ним гнались по дворцу, но не нашли, потеряли из виду. В зале волнение, шум, неистовые выкрики. В этот момент бурно врывается толпа рабочих, человек в сорок, многие с ружьями. Депутаты вскакивают с мест. Иные не проявляют достаточно храбрости и самообладания.

Один из рабочих, классический санкюлот, в кепке и короткой синей блузе без пояса, с винтовкой в руке, вскакивает на ораторскую трибуну. Он дрожит от волнения и гнева и резко выкрикивает, потрясая винтовкой, бессвязные слова:

— Товарищи! Долго ли терпеть нам, рабочим, предательство?! Вы собрались тут, рассуждаете, заключаете сделки с буржуазией и помещиками… Занимаетесь предательством рабочего класса. Так знайте, рабочий класс не потерпит! Нас тут путиловцев 30000 человек, все до одного!.. Мы добьемся своей воли! Никаких чтобы буржуев! Вся власть Советам! Винтовки у нас крепко в руке! Керенские ваши и Церетели нас не надуют!..


Чхеидзе, перед носом которого плясала винтовка, проявил выдержку и полное самообладание. В ответ на истерику санкюлота, изливавшего голодную пролетарскую душу, председатель, спокойно наклонившись со своего возвышения, протягивал и всовывал в дрожащую руку рабочего воззвание:

— Вот, товарищ, возьмите, пожалуйста, прошу вас и прочтите. Тут сказано, что вам надо делать и вашим товарищам-путиловцам. Пожалуйста, прочтите и не нарушайте наших занятий. Тут все сказано, что надо…

В воззвании было сказано, что все выступавшие на улицу должны отправляться по домам, иначе они будут предателями революции. Больше ничего не имела за душой правящая советская группа, и больше ничего не нашелся предложить Чхеидзе представителям народных недр в момент крайнего напряжения их революционной воли.

Растерявшийся санкюлот, не зная, что ему делать дальше, взял воззвание и затем без большого труда был оттеснен с трибуны. Скоро «убедили» оставить залу и его товарищей. Порядок был восстановлен, инцидент ликвидирован…

--------------

Мария Бочкарева
Минская губерния, Молодечно
На обеде в штабе армии присутствовало двадцать человек. Керенский сидел во главе стола. Когда обед был окончен и все поднялись из-за стола, Керенский подошел к командиру корпуса и совершенно неожиданно не терпящим возражений голосом потребовал:

— Вы должны позаботиться о том, чтобы в Батальоне смерти немедленно был создан комитет и чтобы она, — и он указал на меня, — перестала наказывать своих девушек!

Меня будто громом поразило. Все офицеры в комнате насторожились. Момент был крайне напряженный. Я почувствовала, как кровь бросилась мне в голову. Двумя резкими движениями я сорвала с плеч погоны и швырнула их в лицо военному министру.

— Не желаю служить под вашим руководством! — воскликнула я. — Сегодня вы говорите одно, завтра — другое. Вы ведь разрешили мне командовать батальоном без комитетов. И я не буду создавать никаких комитетов! Я уезжаю домой!

Я выпалила эти слова в побагровевшее от гнева лицо Керенского и, прежде чем кто-либо в комнате успел опомниться, выбежала из дома, села в автомобиль командира корпуса и приказала шоферу везти меня в Редки немедленно. Потом мне рассказывали, что после моего ухода поднялся страшный переполох.

----------------

Федор Степун
Петроград
Как будто бы притихшее к вечеру восстание вспыхнуло с новою силою. Объясняется это, думается, двуличною политикою большевиков. Отменив ночью призыв к продолжению «мирных демонстраций», они не то забыли отменить вызов в Петроград распропагандированных ими кронштадтских матросов, не то не осмелились это сделать. Как бы то ни было, в Петроград прибыло несколько тысяч матросов под командою своих любимцев, Рошаля и Раскольникова.

Высадившись, они с оружием и оркестрами направились к балкону дворца Кшесинской. Вышедший к ним Ленин, как и накануне, громил Временное правительство и соглашательскую политику советского большинства, призывал к верности большевикам, к которым должна перейти вся власть, но снова не давал своей гвардии никаких определенных директив. В том же духе выступал и вертевшийся при Ленине Луначарский.

От дворца Кшесинской кронштадтцы двинулись к Таврическому дворцу. По дороге к ним присоединились рабочие, а затем и озлобленные, разнузданные солдатские массы. В полдень по всему городу шла случайная, беспорядочная перестрелка между повстанцами и верными правительству отрядами юнкеров, казаков и каких–то воинских частей. В серьезный бой перестрелка, однако, не переходила: и повстанцы, и их противники как–то избегали друг друга. Мешал ожесточению боя и проливной дождь.

------------------

The New York Times

Всю ночь вооруженные солдаты и рабочие маршировали по улицам, выступая то ли «за», то ли «против», — наверняка этого сказать не мог никто, даже сами участники демонстраций… Это было странным зрелищем. Огромная, молчаливая, притихшая людская масса двигалась по улицам города в сумеречном свете белой ночи. На фоне бледного неба вырисовывались силуэты кавалеристов на лошадях, вооруженных мужчин в грузовиках, шапок, ружей и штыков. Я спросил молодого человека из числа зевак, что все это значит. «Это, — торжественно сказал он, — ответ кадетам». Он помахал вечерней газетой и добавил: «Кадеты начали саботаж, и это ответ революционной армии рабочих». На самом деле ни рабочие, ни революционная армия не знали об отставке кадетов.
------------------

Раннее утро
Москва
Вчера, с утра, по улицам Москвы ходили манифестанты с красными знаменами с надписями «Да здравствует Керенский!», «Долой измену!» и т.д. Сторонники Керенского на митингах у памятников Пушкину и Скобелеву призывали к порядку и к доверию Совету рабочих и солдатских депутатов.

В числе ораторов были солдаты, говорившие, что контрреволюционные речи часто под видом солдат произносят дезертиры, с которыми ораторы призывали бороться. Настроение было настолько тревожное, что когда у проезжавшего по Тверскому бульвару автомобиля лопнула шина, толпа с криками «стреляют», «спасайтесь», бросилась бежать в разные стороны.

К помещению Совета рабочих и солдатских депутатов приходили за разъяснениями представители воинских частей. Представители Совета с балкона успокаивали собравшихся. Особенную тревогу в толпе вызывал слух об аресте Керенского.

Был момент, когда ожидали стрельбы, но вмешательством С. Р. Д. Она была предотвращена.

----------------

Павел Дыбенко
Финляндия, Гельсингфорс, порт
Рано утром, когда первые лучи восходящего солнца осветили залив, к Центробалту подошли четыре миноносца. На них пересела делегация, и с развевающимися красными стягами миноносцы вышли из гавани. С кораблей матросы, стоя во фронте, провожали делегацию и уходящие миноносцы криками «ура».

В течение суток все с напряжением ждали ответа от посланной делегации. В 2 часа 10 минут была получена следующая телеграмма:

«Гельсингфорс.
Совет депутатов.

Положение в Петрограде тревожно; приблизительно четверть предприятий бастует; в городе идут демонстрации, большей частью вооруженные, разъезжают автомобили с пулеметами и скорострелками, наводя панику на население. Во многих местах беспорядочная стрельба с жертвами. Паника усиливается провокацией. Лозунг: “Вся власть Советам”; в действительности все движение направлено против Советов. Были попытки ареста Чернова, Керенского; на улицах много пьяных; ведется погромная агитация. Уступок никаких вооруженному давлению и угрозам Совет не сделает. Из армии шлют телеграммы протеста против петроградских полков. Революция в опасности. Опираясь на верные революции войсковые части, Совет исполнит свой долг до конца.

Войтинский»
serg_ya
Аватар serg_ya
18.07.1917

Живое слово

Петроград

Ленин, Ганецкий и К° — шпионы!

Ленину поручено стремиться всеми силами к подрыву доверия русского народа к Временному правительству. Деньги на агитацию получаются через некоего Свендсона, служащего в Стокгольме при германском посольстве. Деньги и инструкции пересылаются через доверенных лиц. Согласно только что поступившим сведениям, такими доверенными лицами являются в Стокгольме: большевик Яков Фюрстенберг, известный более под фамилией Ганецкий, и Парвус (доктор Гельфанд). В Петрограде — большевик, присяжный поверенный Козловский, родственница Ганецкого — Суменсон. Козловский является главным получателем немецких денег, переводимых из Берлина через Disconto Gesselschaft в Стокгольм (Nya-Banken), а отсюда — в Сибирский банк в Петрограде, где в настоящее время на его текущем счету имеется свыше 2 000 000 рублей. Военной цензурой установлен непрерывный обмен телеграммами политического и денежного характера между германскими агентами и большевистскими лидерами.


-- Владимир Ленин

Не хотят ли кое-какие «вожаки» нашего генерального штаба повторить дело Дрейфуса? На эту мысль наводит возмутительно-наглая и дикая клевета, напечатанная в «Живом Слове». Французский генеральный штаб в деле Дрейфуса печально и позорно ославил себя на весь мир, прибегая к неправильным и нечестным и прямо преступным мерам (подлым) для обвинения Дрейфуса.

Наш генеральный штаб проявил себя «в деле» против большевиков, кажется, первый раз публично через… — это странно, это знаменательно, это неправдоподобно — через черносотенную газетку «Живое Слово», в которой напечатана явная клевета, что Ленин — шпион. Разве же мыслимо при сколько-нибудь правильном ведении дела, чтобы протоколы допроса, принадлежащие штабу, печатались в черносотенной прессе до назначения следствия или до ареста подозреваемых? Штаб ведает разведкой. Это неоспоримо. Но разве мыслима разведка, когда документ, давно Керенским полученный, не Керенским пускается в ход, а черносотенной газеткой?? Чем это отличается, по существу дела, от приемов в деле Дрейфуса?

--------------

Петр Половцов
Петроград
К утру выясняется, что какие-то остатки разбитых большевиков собрались в районе дома Кшесинской и заняли свой конец Троицкого моста. В этих же местах собрались кронштадтские моряки. Они, в числе нескольких сот, проникли в восточную часть Петропавловской крепости и, рассчитывая на симпатию арсенальных рабочих, а может быть, и стрелков, думают занять всю крепость и там обороняться. Необходимо немедленно всю эту публику ликвидировать. По моему мнению, особенного труда в этом не будет: дух у большевиков пониженный, они утомлены блужданием по городу в течение суток; вожаки, по-видимому, растерялись, Ленин, по слухам, бежал в Финляндию.

Поручаю операцию против Петропавловской крепости Кузьмину, который жалуется, что я ему не даю никакого дела, и жаждет военных лавров. Он располагается в Мраморном дворце, откуда руководит боевыми действиями. Как только начинается наступление его отряда, большевики очищают Троицкий мост. Вскоре получаю донесение, что дом Кшесинской занят правительственными войсками, а затем моряки в крепости выражают желание сдаться. Приказываю их переписать, отобрать у них оружие, а затем отпустить на все четыре стороны. Если арестовывать всех участников восстания, никаких тюрем не хватит. Правительство совместно с Советом составило юридическую комиссию для разборки всего дела и привлечения к ответственности зачинщиков. Пускай разбираются.

Около полудня сажусь в автомобиль и еду в крепость. Там из калитки выпускают поодиночке последних моряков. Вид у них приниженный. Отправляюсь к Апухтину, который мне рассказывает все, что ему пришлось пережить за эти дни, и приглашает меня завтракать. Откуда-то появляется бутылка шампанского, и за оживленным обменом впечатлений проходит то, что милейшая жена Апухтина называет «пиром победителя у побежденных». После завтрака отправляюсь осмотреть дом Кшесинской. Воображаю грусть очаровательной владелицы, если бы она могла видеть, во что большевики превратили ее уютное жилище. Сделано интересное открытие: в одной из комнат большевистского штаба оказался склад черносотенной литературы. Здорово. Беру из этого склада пачку открыток с изображениями еврейского собрания, совершающего ритуальное кровопускание христианскому младенцу, разложенному на столе. Раздаю эти открытки журналистам.

----------------

Питирим Сорокин
Петроград
Сегодня газеты опубликовали документы, подтверждающие, что перед возвращением в Россию большевистские лидеры получили большие суммы денег от немецкого генерального штаба. Новость вызвала всеобщее и единодушное негодование.

— Изменники! Немецкие шпионы! Убийцы!

— Смерть им! Смерть большевикам!

Так рычала и вопила толпа, еще вчера точно так же требовавшая крови врагов большевиков. Настроение общественности полностью изменилось, так что теперь приходилось защищать большевистских лидеров от расправы. Кое-кто из них сам добивался ареста, чтобы спасти жизнь. Чтобы не допустить самосуда над кронштадтскими моряками, Чайковский и я вынуждены были проводить их из Петропавловской крепости на корабли. Понимая, что с ними случится, попади они в руки необузданной в ярости толпы, «гордость и слава революции», как Троцкий называл их пару дней назад, съежились от страха и как собаки поджимали хвосты, слыша улюлюкание и проклятия толпы зевак.

---------------

Григорий Зиновьев
Петроград
Чем больше нарастало движение масс, тем больше неистовствовали эсеры, меньшевики, кадеты. Во всем виноваты большевики. Еще раньше, чем массы появились на улицах Петрограда, вся стоустая эсеро-меньшевистско-кадетская печать окрестила это движение контрреволюционным.

Владимира Ильича не было в Питере. Когда для нас выяснилось, что движение удержать будет нельзя и когда ЦК и ПК решили встать во главе движения, мы немедленно послали за Владимиром Ильичем, который отдыхал в Финляндии. Владимир Ильич приехал и попал сразу в дом Кшесинской. Большинство членов ЦК (и я в том числе) находились в Таврическом дворце. Накануне мы впервые получили большинство в рабочей секции Петроградского Совета, и в Таврическом дворце в связи с этим начал обосновываться наш штаб. Через несколько часов Владимир Ильич прибыл в Таврический. Запомнилось маленькое, мимолетное совещание на хорах Таврического дворца (близ буфета): Владимир Ильич, Троцкий и пишущий эти строки. «А не попробовать ли нам сейчас,— смеясь, говорил нам Ленин, но он тут же прибавил,— нет, сейчас брать власть нельзя, потому что фронтовики еще не наши. Сейчас обманутый либералами фронтовик придет и перережет питерских рабочих».

---------------

Ариадна Тыркова-Вильямс
Петроград
Третий день смуты. Все то, что левые вызывали, поднялось. Хулиганы, большевики, немцы‚ все хозяйничают. Сегодня есть приказ от правительства сидеть по домам, чтобы дать им возможность «очистить Петроград». Слава Богу. Пусть очищают. Мы законопослушно сидим и только по телефону узнаем друг от друга — нет ли событий. Льет дождь. Он всегда против толпы. Даже нельзя сказать, что против революции. Кто теперь понимает, где революция?
---------------

Анатолий Луначарский -> Анна Луначарская
Петроград, Лахтинская, 25/20, кв. 17
Послал тебе только что телеграмму, чтобы ты знала, по крайней мере, что я жив. Подробности ты, конечно, узнаешь из газет раньше, чем получишь это письмо. Мне пришлось солидаризироваться с большевиками. Но… они далеко не считаются с моими советами. Правда, движение было стихийно, но все же было правильным, в духе достигнутого уже нами соглашения бороться против частичных вооруженных выступлений, на которые толкают анархисты и ужасное положение низов Петрограда.

Ты знаешь, что произошло, как все это выступило из берегов. Черносотенцы, хулиганы, провокаторы, анархисты, отчаявшиеся люди превратили в большей мере демонстрацию в нелепую и хаотичную. Я это предвидел. Я предупреждал на многих митингах и в последнее время в статье «Вперед», которую я тебе выслал, что Петроградский пролетариат и революционная часть гарнизона, оторвавшись от всей значительно отставшей российской демократии, погибает и, вероятно, и революцию погубит. Теперь мужество заключается в том, чтобы просвещать массы и сдержать их от чрезмерного напора сравнительно легкого в Петрограде, но гибельного в целом. Что мне делать?

Большевики и Троцкий на словах соглашаются, но на деле уступают стихии. А за ними уступаю и я. Может быть, страшный опыт заставит людей оглянуться. Или уже никто не удержит этот бег к пропасти. Конечно, главный корень всему — война.


Как ты нужна мне! Ты бы посоветовала мне. Я страшно верю твоему инстинкту. Вы оба были бы моим святым утешением. Дойдет ли это письмо? Когда? Увидимся ли мы? Вчера смерть носилась над Петербургом.

----------------

Клавдия Свердлова
Петроград, Широкая улица, д. 41, кв. 2
Яков Михайлович не появлялся дома весь день, не пришел он и в ночь. Лишь ранним утром раздался условный стук в дверь.

— Ты знаешь, — сказал Яков Михайлович, едва переступив порог, — юнкера разгромили «Правду».

Ильич был там. Он ушел из редакции незадолго до налета. Задержись он немного, угодил бы прямо в лапы этим мерзавцам. Теперь можно всего ожидать. Того и гляди, нагрянут сюда. — Яков Михайлович кивнул на противоположную сторону улицы. — Ильича необходимо предупредить. Немедленно. Надо его увести куда-нибудь, а там что-нибудь придумаем. Я, собственно, на минутку, за плащом. Пригодится.

--------------

Русские ведомости

Отклики петроградского восстания в Москве. Демонстрация большевиков. Вчера с утра в Москве под влиянием известий из Петрограда и слухов о предстоящей демонстрации большевиков настроение в городе было очень тревожным. Демонстрация большевиков была назначена в 6 часов вечера, с теми же лозунгами, что и в Петрограде.

Несмотря на то, что президиумы Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов высказывались за прекращение демонстрации, демонстрация состоялась. К 7-ми часам вечера к Тверской улице стали подходить толпы демонстрантов. Манифестанты направились к памятнику Скобелеву, где был устроен митинг, на котором выступили ораторы-большевики.
В демонстрации принимали участие небольшие группы солдат, среди которых было несколько десятков вооруженных винтовками. В общем, демонстрация была малолюдной, но далеко не была похожа на предыдущие демонстрации. На улицах и площадях толпилась масса народа, настроенного враждебно к демонстрации. То и дело слышались возгласы: «Долой большевиков». По пути к Скобелевский площади стояли представители Совета солдатских депутатов и другие лица, предлагавшие публике не ходить на площадь.

— Там митинг большевиков, не ходите, граждане.

Тут же раздавались листки с постановлением Совета рабочих и солдатских депутатов о запрещении демонстраций.

С балкона Совета рабочих депутатов к толпившейся публике вышел представитель Совета рабочих депутатов Егоров и сообщил, что Совет рабочих и солдатских депутатов постановил запретил демонстрации, и предложил разойтись по домам. Демонстранты ответили на призыв свистом. Затем с площади демонстранты двинулись обратно по Тверской.

Стоявшая кругом публика провожала демонстрантов беспрерывном свистом и криками «Долой!». Момент был напряженный, но демонстранты не обращали внимания на свист и мирно прошли по Тверской. В общем, вчерашнее выступление большевиков прошло спокойно и не отличалось крупными размерами.

---------------

Сергей Рахманинов -> Нина Кошиц
Москва, Кузнецкий мост, 6, магазин Российского музыкального издательства
Милейшая, добрейшая и веселейшая Нина Павловна! Третий день я в Москве. Доехал хорошо. Вашей провизией в дороге не пользовался: кормили на стороне. И это к лучшему, так как в Москве ничего достать нельзя, и я питаюсь от Ваших щедрот, т. е. Вашими закусками, да еще и молоком, которое мне присылает милый Коля Брунов. Это всё…
---------------

Русское слово

В России

ЕКАТЕРИНБУРГ. Продовольственный кризис принимает угрожающие размеры. За отсутствием зерна треть мельниц бездействует. Остальные остановятся на днях. Запасы муки в городе приходят к концу. Выдача ее населению по карточкам задерживается.

Городской продовольственный комитет приступил к отобранию у жителей запасов муки, превышающих трехмесячную потребность. На заводах, не получающих муки, положение крайне тревожное. Надежд на скорое возобновление работ мельниц нет.

Из назначенных на июнь 200 000 пудов зерна из Тобольской губернии, вместо требующегося миллиона пудов доставлена лишь небольшая часть. Когда будет доставлено остальное зерно — неизвестно. Местные общественные организации телеграфировали о создавшемся положении Временному правительству, с настоятельной просьбой распорядиться о немедленной доставке на уральские заводы и Екатеринбург маршрутными поездами ржаной и пшеничной муки и зерна из Оренбургской и Тобольской губерний и Акмолинской области. По имеющимся здесь сведениям, в Челябинском районе на станциях железных дорог лежит без движения 450 000 пудов муки.

ОДЕССА. Областным продовольственным комитетом получено сообщение о голоде в русской Галиции и Буковине. Люди буквально мрут с голоду. В Бессарабскую управу оттуда приходят массами женщины, священники и дети и просят хлеба. Пшеничной муки совершенно нет. Кукурузная дошла до 50-ти коп. фунт. Положение отчаянное, угрожающее голодными бунтами.

---------------

Иосиф Сталин -> Ираклий Церетели
Петроград, Таврический дворец
Мы знаем из достоверных источников, что штаб Петроградского округа мобилизует силы, которые он собирается послать сегодня ночью в дом Кшесинской для ликвидации нашего центра. Должен вас предупредить, что там находятся вооруженные отряды большевиков, и если будет сделана попытка вооруженными силами очистить дом Кшесинской, то неизбежно произойдет кровопролитие. Считаю своим долгом довести об этом до вашего сведения для того, чтобы правительство отменило распоряжение штаба и чтобы вопрос был решен не путем применения военной силы, ибо иначе вооруженное сопротивление неизбежно.

-- Ираклий Церетели

Никакого кровопролития в доме Кшесинской не произойдет.
---------------

Федор Раскольников
Петроград
Выяснилось, что ввиду общей тревожной атмосферы и реальной возможности новых погромов ЦК принял решение, предлагающее рабочим, солдатам и матросам оставаться в своих помещениях, но быть наготове по первому зову выйти на улицу. Перед Военной организацией прежде всего стал на очередь вопрос о подготовке самообороны на случай нападения и выборе коменданта дома Кшесинской. На эту должность Военная организация выдвинула меня.

Кто-то сообщил, что в окнах большого дома на противоположном берегу Невы выставлены пулеметы и наведены на дом Кшесинской. Другие товарищи передавали, что они видели колонну бронированных автомобилей, направлявшихся в нашу сторону. Были получены также известия о приближении казачьих разъездов.

Обсудив положение, мы решили немедленно разослать товарищей по казармам и предупредить кронштадтцев о готовящемся насильственном разоружении. К счастью, большинство из них уже успели уехать. Остались только те, кто были размещены в Петропавловской крепости и в доме Кшесинской для охраны партийного помещения.

Между Пантелеймонской и Бассейной улицами, напротив длинного здания артиллерийской казармы, стоял какой-то патруль и проверял документы. Только передо мной там кого-то задержали. Я сделал независимый вид и как ни в чем не бывало прошел мимо. Офицер проводил меня пристальным взглядом, но документов не спросил. Спасла морская офицерская фуражка и черная форменная накидка.

---------------

Николай Суханов
Петроград, Таврический дворец
Кто-то сообщил, что часа два или три тому назад разгромлена большевистская «Правда». Ого! Дело, видимо, поворачивается быстро и круто… Инициатором наступления на «Правду» оказался доблестный министр юстиции Переверзев. В типографию и редакцию тут же был отправлен наряд, который арестовал всех наличных людей, а также рукописи, документы и проч. Все это было доставлено в штаб округа, где лично имел пребывание министр юстиции. Вероятно, все это он проделал в связи с полученными известиями о подкупе Ленина немецким генеральным штабом… А после законных властей в помещении «Правды» стала хозяйничать толпа. «Инвалиды» и прочие черносотенные элементы произвели окончательный разгром редакции: рвали, ломали, жгли…

Около штаба арестован Луначарский. Его продержали часа два, удостоверили и отпустили. Вообще, теперь на улицах уже арестовывают всякого, кто замолвит слово в пользу большевиков. Уже нельзя объявить в связи с утренним газетным сообщением, что Ленин — честный человек: ведут в комиссариат.

----------------

Лев Троцкий
Петроград
Утром я виделся с Лениным. Наступление масс было уже отбито. «Теперь они нас перестреляют, — говорил Ленин. — Самый для них подходящий момент». Но Ленин переоценил противника — не его злобу, а его решимость и его способность к действию. Они нас не перестреляли, хотя были не так далеки от этого. На улицах избивали и убивали большевиков. Юнкера громили дворец Кшесинской и типографию «Правды». Вся улица перед типографией была усыпана рукописями. Погиб в числе прочего мой памфлет «Клеветникам». Глубокая июльская разведка превратилась в одностороннее сражение.

Противник оказался победителем без труда, ибо мы не вступали в борьбу. Партия жестоко расплачивалась. Ленин и Зиновьев скрылись. Шли многочисленные аресты, сопровождавшиеся избиениями. Казаки и юнкера отбирали у арестуемых деньги на том основании, что это деньги «немецкие». Многие попутчики и полудрузья показывали нам спину. В Таврическом дворце мы были провозглашены контрреволюционерами и, по существу, поставлены вне закона.

----------------

Павел Дыбенко
арестован

Петроград, Зимний дворец
На рассвете вышли еще два миноносца. Около 10 часов вечера мы проходили Кронштадт, а к 12 часам вошли в Неву. На прибывших за сутки до нас миноносцах в Петроград из команды никого не было. Точных сведений получить было неоткуда. Едва успели мы выйти на берег, чтобы направиться в Центрофлот для получения справок о местонахождении нашей первой делегации, нас плотным кольцом окружили юнкера, арестовали и повезли на грузовом автомобиле в Зимний дворец. Юнкера далеко не гуманно обошлись с нами при аресте: некоторых избивали прикладами, в том числе автора этих строк, угрожая тут же расстрелять как зачинщиков восстания во флоте. Около Зимнего дворца юнкера снова принялись избивать нас прикладами.
Вечером я встретил многих знакомых моряков, но уже не в Центробалте, а в казематах «Крестов».

----------------

Владимир Ленин
Петроград
Демократия есть господство большинства. Пока воля большинства оставалась еще невыясненной, пока можно еще было хоть с тенью правдоподобия объявлять ее невыясненной, народу преподносили правительство контрреволюционных буржуа под вывеской «демократического» правительства.

Но эта отсрочка не могла быть длительной. Воля большинства рабочих и крестьян, подавляющего большинства населения страны, выяснилась не только в общей форме. Эта воля нашла себе выражение в массовых организациях — Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Как же можно противиться передаче всей власти в государстве в руки этих Советов? Это означает не что иное, как отречение от демократии! Это означает, ни больше ни меньше, как навязывание народу такого правительства, которое демократическим путем, т. е. путем действительно свободных, действительно всенародных выборов ни возникнуть, ни держаться заведомо не может.

-----------------

Альфред Нокс
Петроград
Я написал документ следующего содержания. Посол вручил его Терещенко, который заявил, что согласен с ним полностью, за исключением первого пункта: «Если правитель­ство сумеет обуздать сложившееся критическое положение и на­мерено эффективно продолжать войну вместе с союзниками, ему предлагается выполнить следующее:

1.Вернуть смертную казнь на всей территории России для всех субъектов военного и военно-морского права.
2.Потребовать от частей, участвовавших в незаконных де­монстрациях 16 и 17 июля, выдать организаторов для того, что­бы те понесли наказание.
3.Разоружить всех рабочих в Петрограде.
4.Создать военную цензуру в прессе с правом конфискации печатного оборудования у газет, из-за которых в войсках и у населения создается предвзятое мнение о порядке и воинской дисциплине.
5.Создать в Петрограде и других крупных городах милицию из числа солдат и офицеров, получивших ранения на фронте. При этом отдавать предпочтение лицам в возрасте 40 лет и старше.
6.Разоружить все части в Петрограде и округе, которые не согласны с вышеперечисленными пунктами, и перевести этих солдат в тыловые части и подразделения».

Если правительство и сейчас ничего не предпримет, то это, как я полагаю, будет его последним шансом. Отвратительно сидеть здесь и думать о том, что мы ничего не можем сделать.
serg_ya
Аватар serg_ya
19.07.1917

Анатолий Луначарский -> Анна Луначарская

Петроград, Лахтинская, 25/20, кв. 17
Детка ненаглядная, невыразимо и печально люблю вас, моих далеких, но если бы ты вдруг приехала, я бы испугался. Тяжко, тяжко жить здесь сейчас. Большое счастье переживать революцию, но немного грозное и горькое.

Я мало кого вижу. По знакомым ходить совсем некогда. Мы вообще страшно изолированы. После безумного дня, не разбирая правых и виноватых, мы, левые с.-д.-интернационалисты, — какие-то изгои. Сколько времени продлится это — одному богу известно. И как-то еще кончится. После клеветнической кампании против 12, и особенно обвинения Ленина в шпионстве, случай Чернова уже не произвел на меня сильного впечатления. Клевета — главное и пока почти единственное оружие реакции. Антисемитизм, Бурцев, Алексинский, «черная сотня» — все тут вместе с Государственной думой и с кадетской партией. Хорошенькая компания. Но на темную массу клевета действует. А демократия внутренне разъединена. Отсюда и вопрос: устоит ли моральный авторитет Советов? Если да — все постепенно наладится. Если нет — наступит сильная реакция, хотя, конечно, ненадолго.

-----------------

Александра Коллонтай
Стокгольм, Швеция
Иностранные буржуазные газеты сообщали с удовлетворением, что «мятеж» окончательно подавлен, что Керенский и его собратья по кабинету коалиционного правительства задушили в корне попытки большевиков поднять восстание и сыграть на руку Германии. Аресты большевиков, отмечала пресса, идут полным ходом. Я решила выехать в Россию. Мне представлялось невозможным оставаться в положении «пассивности» за границей, когда события явно нарастали в России.

То, что произошло в Петрограде, — лишь свидетельствовало о прорыве уже накопленной революционной энергии. Чего же ждать за границей? Денег на обратный путь у меня не хватало. Пришлось занять у Воровского, в счет ЦК. Но «счет» этот был весьма «проблематический» и скромный. А газеты как раз шумели по поводу германского золота, будто бы осыпающего большевиков.

------------------

Николай Бухарин
Москва, Трехпрудный переулок, 9
Против Ленина поднялась новая волна клеветы, и на этот раз неслыханно грязная. Тов. Ленин известен всем революционерам всех оттенков, известен уже много лет. Никто никогда не осмеливался говорить о политической нечестности тов. Ленина. Это не легко. Это мучительно. Идти своим путем сквозь строй брани, клеветы, всей низости, на котрую способна буржуазия, может только человек, который готов пожертвовать всем ради правого дела. Таким человеком является товарищ Ленин.
------------------

Альфред Нокс
Петроград
Ленинцам пришлось бежать из своей крепо­сти. Крепость сдалась, а ее примерно 700 защитников, в основном из Кронштадта и 1-го пулеметного полка, были ра­зоружены и… освобождены! Когда сегодня в штабе я узнал об этом освобождении, то направился к Половцову и Балабину и заявил, что либо русские являются самым мудрым народом на земле, либо самыми большими глупцами. Я указал, что все было у них в руках, им только требовалось принять строгие меры, что если они упустят полученные возможности, то на сотрудниче­стве с союзниками могут ставить крест. Половцов ответил, что у него связаны руки, что у него есть приказ на арест одного только Рошаля, руководителя кронштадтцев. Он только вздох­нул после моей кровожадной тирады и назвал меня «горячим ирландцем». Половцов вручил мне что-то вроде грубой гравюры, где изо­бражалось принесение в жертву молодой девушки евреями, имев­шее место, как говорят, в 1882 г. в Венгрии, и заявил, что большое количество таких антисемитских поделок нашли на квартире Ленина в доме Кшесинской.
------------------

Федор Раскольников
Петроград
Утром на каждом перекрестке только и слышно было, как ругают большевиков. Открыто выдавать себя на улице за члена нашей партии стало небезопасно. После стрельбы последних двух дней, разогнавшей обывательскую толпу как воробьев, по домам, улицы снова приняли мирный характер. Узнав от своих кухарок о наступившем успокоении, буржуа высыпали из хмурых домов на тротуары и площади, пригретые ласковым летним солнцем.
-------------------

Надежда Крупская
Петроград, Широкая ул., 52, кв. 24, квартира Елизаровых
Днем было собрание ПК в сторожке завода Рено, на котором присутствовал Ильич. Обсуждался вопрос о всеобщей забастовке. Было решено забастовки не устраивать. Оттуда Ильич отправился на квартиру к т. Фофановой, в Лесном, где у него было свидание с некоторыми членами Центрального комитета. Сегодня рабочее движение было подавлено.
-------------------

Владимир Ленин
Петроград
Исполнительная комиссия Петербургского комитета РСДРП, во исполнение опубликованного вчера решения ЦК РСДРП (решения, подписанного и Петербургским комитетом), призывает рабочих к возобновлению работ с завтрашнего дня.
--------------------

Робітнича газета

Нельзя закрывать глаз на то, что такие неожиданные взрывы могут повторяться и в будущем+ и неизвестно, к чему привести. Позавчера в Петербурге, вчера в Киеве, сегодня неизвестно где. К событиям в Петербурге и в Киеве подтолкнул контрреволюционный поступок кадетов. В этом их вина и ответственность, и от них давно уже пора раз навсегда отмежеваться революционной демократии. Но то, что отдельное очередное выступление кадетов против революции вызывает такие неожиданные эффекты, показывает, что почва для таких опасных для революции выступлений слишком подходящая.

---------------------

Владимир Ипатьев
Петроград
Настроение в столице было сильно против левых партий, в особенности против большевиков. В Исполнительном комитете их влияние было ничтожно, а солдаты, которые охраняли тюрьму, предлагали, как мне передавали, взять на мушку главнейших лидеров большевиков.
--------------------

Екатерина Брешко-Брешковская
Петроград
Помещики перестали воспринимать революцию как свершившийся факт. Они считали, что пора проснуться и избавиться от этого страшного сна. Нам всем стало очевидно, что мирная, гуманная революция вскоре превратится в кровавую. Вся Россия зашевелилась.
-------------------

Новое время
Петроград
Попытка русской демократии достигнуть соглашения с украинцами потерпела фиаско ввиду непримиримого шовинизма последних.

Для выработки основ соглашения была организована особая комиссия из представителей всех киевских общественных и политических организаций и Центральной украинской рады. Намечено было создание областного органа в составе представителей всех национальностей южной и юго-западной России. Украинцы отвергли эту мысль, заявив, что авторитетным областным органом является Центральная рада, в состав которой они согласны допустить двадцать пять процентов неукраинцев. Представители русской демократии согласились признать Раду областным органом, но при условии включения в состав ее пятидесяти процентов неукраинцев. Украинцы отказались. Русская демократия потребовала также, чтобы областной орган непременно функционировал как орган Временного правительства. Украинцы и на это не согласились, считая Центральную раду самостоятельным правительством Украины. Соглашение не состоялось, по общему убеждению, вследствие непримиримости украинских главарей. Церетели, Терещенко и Керенский были в Киеве для всестороннего выяснения украинского вопроса и достижения соглашения с украинцами.

-----------------

Николай Суханов
Петроград
Слово «большевик» уже стало синонимом всякого негодяя, убийцы, христопродавца, которого каждому необходимо ловить, тащить и бить. И для большей наглядности во мгновенье ока было создано и пущено в ход прелестное выражение: «идейный большевик». Это, стало быть, было такое несчастное существо, которое из порядочного общества, по наивности и неразумию, попало в лапы разбойничьей шайки и заслуживает снисхождения. Но таких было совсем мало.

Петр Половцов
Арестованных приволакивают в огромном числе. Кого только солдаты не хватают и не тащат в штаб… Немного напоминает манию арестов в первые дни революции. Всякий старается поймать большевика, ставшего теперь в народном представлении германским наймитом. Самого Керенского растерзали бы, если бы, например, получили бы более широкое распространение сведения, циркулирующие в публике, о том, будто он состоял в былые дни юрисконсультом немецкой фирмы Шпана, оказавшейся впоследствии шпионским учреждением.
serg_ya
Аватар serg_ya
20.07.1917

Георгий Львов

Петроград
Ушел с поста председателя Временного правительства
-------------

Александр Керенский
Петроград
После нескольких часов тяжелейшей внутренней борьбы я в конце концов пришел к выводу, что у правительства, у Верховного командования и у меня самого нет альтернативы, и позвонил Львову, сообщив ему о согласии занять предложенный мне пост.
-------------

Иван Павлов
Эстония, Силламяги
О паршивый адвокатишка, такая сопля во главе государства, он же загубит все!
-------------

Петр Половцов
Петроград
Не без удовольствия принимаю из рук Керенского список 20-ти с лишним большевиков, подлежащих аресту, с Лениным и Троцким во главе. Список составлен в штабе и одобрен правительством. Офицер, отправляющийся в Териоки с надеждой поймать Ленина, меня спрашивает, желаю ли я получить этого господина в цельном виде или в разобранном… Отвечаю с улыбкой, что арестованные очень часто делают попытки к побегу.

Только что рассылка автомобилей закончилась, как Керенский возвращается ко мне в кабинет и говорит, что арест Троцкого и Стеклова нужно отменить,
так как они — члены Совета. Недурно! Особенно если вспомнить, что мне было поставлено в вину чрезмерное уважение к Совету. Отвечаю, что офицеры, коим поручены эти аресты, уже уехали и догнать их нет возможности. Керенский быстро удаляется и куда-то уносится на автомобиле. А на следующий день Балабин мне докладывает, что офицер, явившийся в квартиру Троцкого для его ареста, нашел там Керенского, который мой ордер об аресте отменил. Куда девались грозные речи Керенского о необходимости твердой власти! Лишний раз убеждаюсь, что у большевиков есть какой-то таинственный способ воздействия на Керенского, более могущественный, чем у Пальчинского.

--------------

Владимир Ленин -> Лев Каменев
Петроград
Entre nous: если меня укокошат, я Вас прошу издать мою тетрадку «Марксизм о государстве» (застряла в Стокгольме). Синяя обложка, переплетенная.

Собраны все цитаты из Маркса и Энгельса, равно из Каутского против Паннекука. Есть ряд замечаний и заметок. Формулировать. Думаю, что в неделю работы можно издать. Считаю важным, ибо не только Плеханов и Каутский напутали. Условие: все сие абсолютно entre nous!

---------------

Николай Суханов
Петроград
Львов занимал два поста: министра-президента и министра внутренних дел. На первый был немедленно «назначен» Керенский, с оставлением военным министром, а на второй… Ираклий Церетели, с оставлением министром почт и телеграфа. Затем богом данные новые правители почему-то назначили Некрасова министром без портфеля: доселе он не то вышел, не то не вышел, не то из правительства, не то из кадетской партии, но так или иначе был, видимо, очень полезным для России и очень приятным «звездной палате» человеком.

В предыдущие дни он энергично ратовал против опубликования «данных» о Ленине, имевшихся у сверхпатриота Переверзева. Нe потому, однако, что он был против дела Дрейфуса, а потому, что он боялся провалиться с таким материалом обвинения. Как бы то ни было, сейчас была сделана попытка «назначить» инженера-путейца Некрасова на место адвоката Переверзева министром юстиции. Но попытка эта вызвала такое недоумение, что от нее тут же отказались. Впрочем, смущаться было нечего: уж взялись впятером судить, рядить, кроить, кидать — так раззудись плечо, размахнись рука!..


- Юлий Мартов
Ни разу с момента революции я не был так удручен, как сегодня.

--------------

Надежда Крупская
Петроград, Широкая ул., 52, кв. 24, квартира Елизаровых
Мы были у Ильича на квартире Аллилуевых вместе с Марией Ильиничной. Это был как раз у Ильича момент колебаний. Он приводил доводы за необходимость явиться на суд. Мария Ильинична горячо возражала ему. «Мы с Григорием решили явиться, пойди скажи об этом Каменеву»,— сказал мне Ильич. Каменев в это время находился на другой квартире поблизости. Я заторопилась. «Давай попрощаемся,— остановил меня Владимир Ильич,— может, не увидимся уж».

Мы обнялись. Я пошла к Каменеву и передала ему поручение Владимира Ильича. Вечером т. Сталин и другие убедили Ильича на суд не являться и тем спасли его жизнь. Вечером у нас на Широкой был обыск. Обыскивали только нашу комнату. Был какой-то полковник и еще какой-то военный в шинели на белой подкладке. Они взяли из стола несколько записок, какие-то мои документы. Спросили, не знаю ли я, где Ильич, из чего я заключила, что он не объявился.

----------------

Никита Окунев
Москва
Возвратился в Петроград Керенский и публично предал проклятию всех безобразников последнего времени. На него было в Полоцке покушение, к счастью, не повредившее ему нисколько и даже окутавшее Керенского еще большим дымом славы.

Финляндия-то совсем от нас отпала. Сейм принял законопроект социал-демократов об автономии. Значит, «самоопределилась» без нашего Учредительного собрания.

----------------

Великий князь Михаил Александрович
Гатчина
Событие дня: противник прорвал наш фронт около Брезжан благодаря тому, что один полк, не желая наступать, без предубеждения отошел назад, — вместо министра-председателя кн. Львова — Керенский, оставаясь военным и морским министром и взяв еще министерство торговли и промышленности.
----------------

Павел Скоропадский
Каменец-Подольск, Украина
На станции Киев я узнал, что немцы и австрийцы перешли в наступление, поэтому, чтобы не разыскивать долго корпус, я решил отправиться в Каменец-Подольск, а оттуда на автомобиле уже к себе. В Каменце находился штаб главнокомандующего, который даст мне все нужные сведения. В штабе главнокомандующего смятение: только что прибыл Корнилов, назначенный вместо Гутора. Бывший главнокомандующий Гутор прощался со штабом. Немцы прорвали фронт, подробности неизвестны.

Я побывал у Рателя, Духонина и отправился к Корнилову. Корнилов встретил меня любезно и принял со словами: «Я от Вас требую украинизации Вашего корпуса. Я видел Вашу 56-ю дивизию, которую в 81-й армии частью украинизировали, она прекрасно дралась в последнем наступлении. Вы украинизируйте Ваши остальные дивизии, я Вам верну 56-ю, и у Вас будет прекрасный корпус». Корнилову я ответил, что только что был в Киеве, где наблюдал украинских деятелей, и на меня они произвели впечатление скорее неблагоприятное, что корпус впоследствии может стать серьезной данной для развития украинства в нежелательном для России смысле и т. д. На это мне Корнилов сказал: «Все это пустяки, главное — война. Все, что в такую критическую минуту может усилить нашу мощь, мы должны брать. Что же касается Украинской рады, впоследствии мы ее выясним. Украинизируйте корпус». Меня эти слова поразили, потому что общее впечатление об украинском движении заставляло думать, что движение это серьезное. Легкомысленное же отношение Корнилова к этому вопросу показало мне его неосведомленность или непонимание. Я старался обратить его внимание на серьезность вопроса, понимая, что к такому национальному чувству, какое было у украинцев, надо относиться с тактом и без эксплуатации его из-за его искренности. Я тогда вышел и подумал: не может же быть, чтобы Корнилов не продумал вопроса и принял решение, и такое важное, как национализация армии, не отдавши себе отчета во всех ее последствиях.

--------------

Владимир Чертков
Москва, Лефортовский пер., 7А
Исходя из своего представления о том, что миролюбивые стремления среди русских войск навеяны со стороны, наше близорукое «интеллигентное» правительств вообразило себе, что, подвергнув войска старому патриотическому гипнозу с прибавлением лозунга о спасении «свободы», оно сможет вернуть армию на прежний путь беспрекословного повиновения. И когда патриотическое безумие было местами минутно вновь подогрето пламенными речами разъезжающих на автомобилях министров — то правительство, пресса и вся интеллигенция стали утешать себя тем, что дело налажено.
---------------

Николай Авксентьев
Петроград, Мариинский дворец
Если тяжело наше внешнее положение, то не менее тяжело оно и внутри страны. Внутреннее состояние страны не менее угрожает свободе и завоеваниям революции, чем положение внешнее. Хозяйственная разруха, расстройство транспорта, финансовые затруднения, недостаток продовольствия — все это подтачивает существование молодой свободы, родит недовольство, разрушает прочность фронта, плодит и усиливает анархию.
---------------

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов
Петроград, Таврический дворец
Резолюция фракции большевиков с протестом против приказа Временного правительства об аресте Ленина, Зиновьева и Каменева

Признавая, что приказ Временного правительства об аресте тт. Ленина, Зиновьева и Каменева вызван исключительно стремлением обезглавить левое крыло революции, что этот приказ, таким образом, является началом расправы со стороны правящих партий с их левыми политическими противниками, что такая расправа на деле выгодна только контрреволюции, — фракция большевиков Петроградского Совета р. и с. д. предлагает Исполнительному комитету выразить против этого грубого реакционного шага самый резкий протест и добиваться его отмены.

Вместе с тем фракция заявляет, что целиком солидаризируется со всеми политическими выступлениями тт. Ленина, Зиновьева и Каменева в деле ру­ководства стихийным движением Петроградского гарнизона и рабочих в целях превращения его в организованную мирную демонстрацию. Если по отношению к ним принимаются репрессивные меры, то они в одинаковой степени должны быть применены и ко всей нашей фракции.

170 депутатов фракции большевиков Петроградского Совета р. и с. д.

----------------

Яков Свердлов
Петроград
Буржуазия в борьбе со своими противниками не брезгует ни прямыми доносами, ни клеветой, ни арестами, ни расстрелами, чтобы внести разложение в среду рабочих и солдат. Против вождей нашей партии, против передовых борцов рабочего класса выдвинуто гнусное, чудовищное, нелепое обвинение в шпионстве. Люди, годы, десятки лет проведшие по тюрьмам, ссылкам, в эмиграции, подвергаются хулиганским нападкам заведомых клеветников. Одновременно лишают их всякой возможности дать исчерпывающий ответ на эту гнусную травлю.

Петроградский гарнизон, стоявший с первых дней на страже революционных завоеваний, взят под подозрение. Вызваны с фронта части войск, до которых наши газеты не доходили, которым о большевиках говорили наши враги, рисуя нас сторонниками буржуазии и царизма, говорили, не стесняясь ложью и клеветой. Контрреволюция стремится к полному разгрому революции.

Рабочий класс и революционные войска должны ясно понять всю серьезность переживаемого момента… Они должны понять, что нет иного выхода из создавшегося положения, кроме перехода всей власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, кроме установления контроля над производством, немедленного перехода земли в руки крестьян, кроме возможно скорейшего окончания войны, кроме мировой социальной революции. Пусть все члены партии по-прежнему стойко выполняют свою работу по развитию классового самосознания рабочих масс и масс деревенской бедноты, по разъяснению им, кто их друзья и кто враги.
serg_ya
Аватар serg_ya
21.07.1917

Джордж Бьюкенен

Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Зашел к Терещенко, последний заверил меня, что правительство теперь является в полной мере господином положения и будет действовать независимо от Совета. Подведя меня к окну, он указал мне на разоруженных солдат пулеметного полка, собранных в сквере у Зимнего дворца, и сказал, что они вскоре будут посланы на работу на Мурманскую дорогу.
-------------

Разумник Иванов-Разумник
Царское Село, Колпинская ул., д. 20
Эта нравственная чернь — в котелках, в панамах, в модных платьях и шляпках — чувствует себя теперь хозяином улицы.
--------------

Владимир Ленин
Петроград
К вопросу об явке на суд большевистских лидеров. Судя по частным беседам, есть два мнения по этому вопросу. Товарищи, поддающиеся «атмосфере Советов», нередко склоняются к явке. Более близкие к рабочим массам склоняются, по-видимому, к неявке. Принципиально вопрос сводится больше всего к оценке того, что принято называть конституционными иллюзиями. Если считать, что в России есть и возможно правильное правительство, правильный суд, вероятен созыв Учредительного собрания, тогда можно прийти к выводу в пользу явки. Но такое мнение насквозь ошибочно. Именно последние события нагляднейшим образом показали, что созыв Учредительного собрания невероятен (без новой революции), что ни правильного правительства, ни правильного суда в России нет и быть (теперь) не может.

Суд есть орган власти. Это забывают иногда либералы. Марксисту грех забывать это.
А где власть? Кто власть?
«Я не сделал ничего противозаконного. Суд справедлив. Суд разберет. Суд будет гласный. Народ поймет. Я явлюсь». Это — рассуждение наивное до ребячества. Пусть интернационалисты работают нелегально по мере сил, но пусть не делают глупости добровольной явки!

---------------

Надежда Крупская
Петроград, Широкая ул., 52, кв. 24, квартира Елизаровых
Ильич и Зиновьев решили скрываться. У Елизаровых домашней работницей жила деревенская девушка Аннушка. Была она из глухой деревни и никакого представления ни о чем не имела. Она страстно хотела научиться грамоте и каждую свободную минуту хваталась за букварь, но грамота ей давалась плохо: «Пробка я деревенская!» — горестно восклицала она.

Я ей старалась помочь научиться читать, а также растолковывала, какие партии существуют, из-за чего война и т. д. О Ленине она представления не имела. Днем я не была дома; наши рассказывали, что к дому подъехал автомобиль и устроена была враждебная демонстрация. Вдруг вбегает Аннушка и кричит: «Какие-то Оленины приехали!»+ Во время обыска юнкера ее стали спрашивать, указывая на Марка Тимофеевича, как его зовут? Она не знала. Они решили, что она не хочет сказать. Потом пришли к ней в кухню и стали смотреть под кроватью, не спрятался ли там кто. Возмущенная Аннушка им заметила: «Еще в духовке посмотрите, может там кто сидит».

---------------

Русские ведомости
Петроград
Сегодня прокурорский надзор на основании распоряжения Временного правительства подписал ордер об аресте Ленина, Зиновьева, Троцкого и Каменева. Поздно вечером Троцкий и Каменев по телефону сообщили Исполнительному комитету, что они согласны немедленно явиться и отдаться в руки властей, но только при том условии, если Центральный комитет Всероссийского Совета рабочих и солдатских депутатов также подпишет ордер об их аресте.
---------------

Ромен Роллан
Grand Hotel Chateau Bellevue, Sierre, Switzerland
Контрреволюция в России. Повторяется Парижская Коммуна и 1848 год. Сейчас Ленин в бегах, Керенский — диктатор на службе у союзников. Буржуазия Германии, Франции и других стран сегодня должна испытывать одинаковое облегчение.
serg_ya
Аватар serg_ya
22.07.1917

Надежда Крупская

Петроград, Широкая ул., 52, кв. 24, квартира Елизаровых
К нам ввалилась с обыском целая орава юнкеров. Они тщательно обыскали всю квартиру. Мужа Анны Ильиничны, Марка Тимофеевича Елизарова, приняли за Ильича. Допрашивали меня, не Ильич ли это. Нас забрали троих — меня, Марка Тимофеевича и Аннушку — и повезли в генеральный штаб. Рассадили там на расстоянии друг от друга. К каждому приставили по солдату с ружьем. Через некоторое время врывается рассвирепелое какое-то офицерье, собираются броситься на нас. Но входит тот полковник, который делал у нас обыск в первый раз, посмотрел на нас и сказал: «Это не те люди, которые нам нужны». Если бы был Ильич, они бы его разорвали на части.
--------------

The New York Times

Король Георг отказался от своих немецких имен. Накануне во время заседания Тайного совета в Лондоне объявил о новом имени императорского дома — теперь он будет называться домом Виндзоров. Король происходит из государства Саксен-Кобург-Гота.

--------------

Карл Радек
Стокгольм, Швеция
Временное правительство в Петрограде, составившееся из представителей помещиков-капиталистов, мелкой буржуазии и социал-патриотов, пыталось в потоках крови задушить массовое движение в рядах русской армии и русского пролетариата. Чтобы скрыть, что социал-патриоты ни на йоту не уступают царизму и капиталистам, купаясь в крови пролетариата, они состряпали заговор против большевиков, выставив их вождей как агентов Германии, и покусились на свободное существование авангарда русской революции под предлогом борьбы со шпионажем.
serg_ya
Аватар serg_ya
23.07.1917

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов

Петроград, Таврический дворец
Признавая положение на фронте и внутри страны угрожающим военным разгромом, крушением революции и торжеством контрреволюционных сил, Петроградский Совет р. и с. д. постановляет:

1) Страна и революция в опас­ности.

2) Временное правительство объявляется правительством спасения ре­волюции.

3) За ним признаются неограниченные полномочия для восстанов­ления организации и дисциплины в армии, решительной борьбы со всякими проявлениями контрреволюции и анархии и для проведения той программы положительных мероприятий, которые намечены в декларации.

4) Обо всей своей деятельности министры-социалисты докладывают объединенному собра­нию Исполнительных комитетов не менее двух раз в неделю.


-- Анатолий Луначарский
Фракция объеди­ненных с.-д. воздержится от голосования резолюции, оглашенной Даном, так как она не дает гарантий против репрессий налево.

-------------

Александр Бенуа
Яблоновка
К утреннему кофе получил субботний номер «Новой жизни», полный самых тревожных известий. Симптоматичен первый шаг к диктатуре: назначение Керенского министром-президентом, а Некрасова, только что покинувшего пост путей сообщения — торговли. Еще более тревожный прорыв на фронте, и обвинение в этом большевиков, особенно Бурцевым Горького, в пораженчестве. Возобновление стрельбы в районе Николаевского вокзала, ордер об аресте лидера большевизма, своевольные аресты большевиков даже в трамваях. В одной из передовиц имеется пророчество об «императорском штандарте». Таким образом, бег катящейся под гору телеги ускоряется, и уже близок момент, когда она разлетится вдребезги. Соответственно с ощущением приближения катастрофы у меня вырабатывается желание от всего отказаться и все забыть. Общий лейтмотив — трусость и бездарность.

Трусы те, кто затягивает войну, еще более страшась победы политических противников, с которыми они не умеют ладить. Трусы — вся обывательщина, кричащая о войне, о немецких миллионах, в панике визжащая перед сфинксом большевизма. Трус Керенский, в исступлении бросающий всему народу обвинение в трусости, сам же бесконечно более трусящий союзников и опасающийся утраты столь недавно завоеванной власти. Вероятно, на подлой трусости или на трусливой подлости была основана вся контрреволюционная работа Бурцева, закончившаяся сейчас в форме доноса на русскую культуру. Увы, трусом с психологией подполья Достоевского рисуется мне и Горький (за все время моего сближения с ним) — невыясненность его отношения к войне, наветы на Россию исподтишка, письмо Ризова и многое другое. Трусами оказались и вожди большевизма, ибо в их руках одно время и даже два раза были все возможности, а они испугались и попятились, когда дошло дело да захвата державы.


Ну, а о бездарности и распространяться не приходится… Ни даровитости в душевном смысле, ни даровитости в смысле понимания момента, ни даровитости в области практической политики. И когда бездарностью больна такая огромная страна, это грозит заразой и гибелью не только ей, но и всему миру. И получается так, что все надежды — на тех, кто за эти три года показали себя и более умными и более дальновидящими, более крепкими и одаренными. Тут я оборачиваю свой фагот на себя. А что же я? Однако я не скрывал от себя, что я тоже трус. Все мои дерзания оттого и носят некоторый истерический оттенок, что в них я вынужден преодолевать «препоны какой-то внутренней паники». Знаю я и то, до какой степени я бездарен, то есть в какой степени моим намерениям и сознанию не соответствуют мои личные силы. И я все же не знаю, что во мне господствует одно над другим: трусость ли, бездарность ли или какая-то благоразумная честность, то есть какое-то «отсутствие сознания своего права». Я вообще дилетант и импровизатор жизни. С другой стороны, у меня выработалась в течение жизни достаточная самокритика, чтобы, во-первых, это знать, а затем, чтобы отрицать, поэтому признаю за собой право на значительную общественную роль. Для дилетанта, отдающегося сразу своим импульсам и из них слагающего свою деятельность, я слишком помудрел от жизни. А до настоящей мудрости мне безнадежно далеко, от природы я слишком раб своих страстей и слабостей, у меня нет даже настоящего желания с ними бороться.

--------------

Владимир Ленин
квартира Емельяновых, ст. Разлив
1. Контрреволюция организовалась, укрепилась и фактически взяла власть в государстве в свои руки.
2. Вожди Советов и партий социалистов-революционеров и меньшевиков, с Церетели и Черновым во главе, окончательно предали дело революции, отдав его в руки контрреволюционерам и превратив себя и свои партии и Советы в фиговый листок контрреволюции.
3. Всякие надежды на мирное развитие русской революции исчезли окончательно.
4. Партия рабочего класса, не бросая легальности, но и ни на минуту не преувеличивая ее, должна соединить легальную работу с нелегальной, как в 1912-1914 годах.
Ни единого часа легальной работы не бросать. Но ни на йоту и конституционным+ и «мирным» иллюзиям не верить.

---------------

Надежда Крупская
Петроград, ул. Сердобольская, 1/92, кв. 20, квартира Фофановой
Утром оказалось, что никто из наших не арестован, и обыск на этот раз производили менее грубо, чем предыдущий. Ильич вместе с Зиновьевым скрывались у старого подпольщика, рабочего Сестрорецкого завода Емельянова, на ст. Разлив, недалеко от Сестрорецка.

Я стала все время проводить в Выборгском районе. Поражала разница между настроениями обывателя и рабочих. В трамваях, по улицам шипел из всех углов озлобленный обыватель, но перейдешь через деревянный мост, который вел на Выборгскую сторону, и точно в другой мир попадешь.

---------------

Павел Дыбенко
Петроград, Тюрьма “Кресты”
Из Гельсингфорса доставили и Антонова-Овсеенко. В «Крестах» он занял «квартиру» по соседству со мной.
---------------

Карл Радек
Стокгольм, Швеция
В гельсингфорской «Волне» был напечатан приказ Керенского, данный адмиралу Вердеревскому, в случае попытки гельсингфорского флота продвигаться в Кронштадт потопить гельсингфорские корабли при помощи подводных лодок. Мы, получив номер «Волны» с этим известием, решили его пустить в печать под заглавием «Государственная измена Керенского».

Узнав об этом, представитель ВЦИК сказал мне, что сие представляет собою государственную измену, ибо нельзя печатать тайных военных документов и что за напечатание не только будем уголовно отвечать мы, но и Центральный комитет большевиков. Он добавил, что не подлежит сомнению, что мы эти сведения получили тайным путем из Гельсингфорса. Мы не хотели его в этом разуверять и сказали только патетически, что принимаем полную ответственность за наши шаги и что сведения напечатаем. А потом ужасно смеялись, когда под разными предлогами начали на квартире Ганецкого являться шведские шпики, пытавшиеся вынюхать, где у нас помещается радиоприемник.

---------------

Вечернее Время
Киев
Ссылаясь на полуботковский мятеж, Центральная рада решила объявить себя украинским Сеймом, а свой Генеральный секретариат — краевым правительством Украины.

В составе членов Рады 30% мест предоставляется представителям не украинских организаций, а в Генеральном секретариате, являющемся краевым кабинетом министров, — четыре места, а именно: министров труда, торговли и промышленности, юстиции, почт и телеграфов, причем товарищами этих министров не украинцев будут украинцы. Таким образом, вся законодательная и исполнительная власть Юго-Западной и Южной России переходит в руки украинцев, т.к. четыре министра не украинца из одиннадцати никакого влияния на направление и решение дел иметь не могут. Автономия фактически осуществляется явочным порядком.

----------------

Нестор Махно
Гуляйполе, Александровский уезд, Екатеринославская губерния
Выступил украинский социалист-революционер и призвал тружеников Гуляйполя вспомнить о том, что в противовес «подлому Временному правительству в Петрограде, в Киеве организовали “наше” украинское правительство в лице Центральной рады. Оно истинно революционно, единственно способно и правомочно на украинской земле восстановить свободу и счастливую жизнь для украинского народа». В заключение он воскликнул:

— Геть кацапiв з нашоi землi! Смерть цiм гнобителям нашоi рiдноi мови! На рiднiй землi хай живе «наша» влада — Центральна рада та ii секретарiят!..

Но труженики Гуляйполя были глухи к призыву украинского «социал-революционера». Они мало того что закричали ему единогласно: «Долой с трибуны! Не нужно нам и твоего правительства!», они еще и вынесли такую резолюцию:

«Преклоняемся перед храбростью павших в борьбе с Временным правительством рабочих борцов. Мы, крестьяне и рабочие Гуляйполя, этого правительственного злодеяния не забудем… Пока же шлем ему, а заодно и киевскому правительству в лице Центральной рады и ее секретариата смерть и проклятие как злейшим врагам нашей свободы».
serg_ya
Аватар serg_ya
24.07.1917

Лев Урусов

Петроград
Удручение по поводу военных событий всеобщее — опять появились разговоры о сепаратном мире, который должен вызволить Россию из неисправимой беды. Правительство, собственно военное ведомство, распоряжается властно, и нигде никаких протестов, хотя на фронте фактически восстановлена смертная казнь и по, слухам, устанавливается на фронте же диктатура Брусилова, Корнилова и Клембовского. Поправение масс чувствуется во всем — солдат на улицах сравнительно мало, и ведут они себя благопристойно — в трамваях дамам уступают место. Новое правительство не признается долговечным — кадеты опять зашевелились. Временное правительство ищет лиц, согласных стать министрами, и находит лишь откровенно второсортных людей.
----------------

Владимир Ленин
Петроград
Газеты известного рода повели бешеную травлю против нас, обвиняя в шпионстве или в сношениях с вражеским правительством. «Живое Слово» сначала напечатало, что Ленин — шпион, а потом, под видом не меняющей дело «поправки», заявило, что в шпионстве он не обвиняется! Припутывают имя какой-то Суменсон, с которой мы не только никогда дел не имели, но которой никогда и в глаза не видели. Впутывают коммерческие дела Ганецкого и Козловского, не приводя ни одного факта, в чем же именно, где, когда, как, коммерция была прикрытием шпионства. А мы не только никогда ни прямого, ни косвенного участия в коммерческих делах не принимали, но и вообще ни копейки денег ни от одного из названных товарищей ни на себя лично, ни на партию не получали.

Захотят ли партии социалистов-революционеров и меньшевиков участвовать в покушении на юридическое убийство? В предании суду даже без указания на то, в шпионстве или в мятеже мы обвиняемся? Вообще в предании суду без всякой юридически точной квалификации преступления? В явно тенденциозном процессе, могущем помешать кандидатуре в Учредительное собрание лиц, заведомо намечаемых их партиями в кандидаты? Захотят ли эти партии в канун созыва Учредительного собрания в России сделать началом дрейфусиады на русской почве? Недалекое будущее даст ответ на эти вопросы. Открытая постановка их представляется нам долгом свободной печати.

О буржуазной прессе мы не говорим. Разумеется, Милюков столько же верит в наше шпионство или в получение нами немецких денег, сколько Марков и Замысловский верили в то, что евреи пьют детскую кровь.

Но Милюков и Ко знают, что делают.

-----------------

Симон Петлюра
Киев
В ближайший день Генеральный секретариат Центральной рады, пополненный национальными меньшинствами, утверждается правительством и принимает в свои руки высшую административную власть в Украине. Эта радостная, но вместе с тем тяжелая и ответственная роль совпадает по времени с грозными событиями на фронте. Нашей Украине, нашей свободе и революции угрожает катастрофа.

Неприятель наступает на нашу землю родную и грозит внести опустошение и разрушение. Украина и революция погибнут, если мы все не защитим их. Предлагаю вам немедленно принять меры к широкому оповещению украинцев на фронте, что в этот грозный час все наши силы должны быть направлены к защите родины. Необходимо всеми мерами, вызываемыми боевой обстановкой, поддерживать распоряжения военного начальства. Пусть каждый украинец, громада или часть, помнят, что, отстаивая интересы фронта в боевой обстановке, они защищают революцию и свободу Украины и что на украинцах, как на несокрушимую силу, может опереться в этот грозный час наше общее стремление отстоять свободу революции и Украины.
serg_ya
Аватар serg_ya
25.07.1917

Михаил Богословский

Шашково, Рыбинский уезд
Либеральная часть общества, та, которая отстаивает принцип свободы, индивидуализм, собственность, осталась у нас в меньшинстве. Что ж делать! Приходится лояльно подчиняться правящему большинству — пусть правят, проводя свои принципы на благо России. Мешать фактически это либеральное общество социалистам не будет. Им открыта широкая дорога. Единственный случай во всей европейской истории. Итак, в добрый час! С отделением от нас Финляндии, Польши, Литвы и Украйны и, может быть, с широкой автономией Остзейских провинций немцы добились осуществления своего плана: создать между собою и Россией группу мелких государств-буферов, всецело от них зависимых, а конечно, и Финляндия, и Польша, и даже Украйна будут в их руках, Украйна — в австрийских. Неужели таково будет начало наших социалистов во внешней политике?

Председатель Московской думы иудей Минор произнес наглую и пошлую речь о стоне и слезах народа, ведущего войну из‑за капиталистов и империалистов, о голодании и нищете деревни (!!) и пр. Тяжко. День пасмурный. Тучи и утром дождь. Северный ветер. Благодаря этому я много работал.

----------------

Инесса Арманд
Москва
На нашем фронте опять льется кровь, опять калечат наших мужей и братьев во имя интересов капиталистов и помещиков. Вопреки желанию народа, вопреки желанию наших солдат войска наши снова брошены в наступление. Современная война была затеяна не во имя народных интересов, она не нужна была ни крестьянам, ни рабочим и могла принести и тем и другим только новые мучения, только новый голод, только новые тяготы.

Она нужна была только капиталистам разных стран — России, Германии, Франции, Англии, Австрии — которые в погоне за новыми прибылями спорили между собой из-за дележа чужих более слабых стран, из-за дележа Турции, Армении, Галиции, Китая, Персии и пр., и из-за того, кому из этих капиталистов — английским ли с русскими и французскими или немецким с австрийскими — будет предоставлено право угнетать и эксплуатировать эти чужие страны и чужие народы. Вспомните слова прежнего министра Трепова, который еще задолго до революции открыто заявил с высоты думской трибуны, что цель нашей войны — завоевание Константинополя (т.е. чужого турецкого города), то же самое твердил и лидер буржуазии Милюков. Из-за грабежа Турции, Армении, Галиции — вот из-за чего наших солдат калечат и убивают на фронте, вот из-за чего они томятся в окопах, вот из-за чего в деревнях семьи осиротели, поля остались неубранными, голод и разруха все грознее надвигаются на Россию.

--------------

Федор Раскольников
Кронштадт
Когда я уже спал на своем корабле «Освободитель», Покровский срочно вызвал меня в Совет и показал мне только что полученную телеграмму. Она была адресована на имя коменданта Кронштадтской крепости. Последнему предписывалось немедленно арестовать и доставить в Петроград Рошаля, Ремнева и меня. В телеграмме было добавлено, что в случае невыполнения приказа Кронштадт подвергнется блокаде и не получит ни хлеба, ни денег.

Покровский, видимо, растерялся и с волнением спрашивал моего совета. Я ответил, что, по моему мнению, всем кронштадтцам, подлежащим аресту, нужно добровольно явиться в Петроград для следствия и суда. Обосновывал это тем, что Временное правительство, вероятно, способно привести свои угрозы в исполнение. А поскольку дело обстоит так, мы не вправе подвергнуть риску голодной смерти и неизбежному в таком случае политическому разложению местный пролетариат и гарнизон.

---------------

Александра Коллонтай
Хаппаранта, пограничная станция Швеции
Нас выпустили из заграничного поезда (теперь поезда доходили уже до Торнео). Отобрали паспорт. Вошли в здание станции. Тесно, грязновато, шумно, накурено. И ни одного красного банта. Сели за столик, пьем чай. А из двери комендатуры то и дело выскакивают офицеры-пограничники, полюбопытствуют на нас — шмыг в комендатуру. Час проходит. Другой. Третий. Приглашают к столику, где сидит офицер, заполнить анкетные бланки. Заполняем. Пассажиры недовольны: почему с подачей поезда запаздывают? Говорят об июльском восстании. Будто бы «жестокая расправа с большевиками». Будто редакция «Правды» разгромлена, масса арестов. «И будут этих немецких шпионов судить как предателей страны, как шпионов немецких полевым и скорым судом».

В дверях отделения вагона офицер:

— Вы гражданка К-тай? Пожалуйте в комендатуру.

Ясно — арест.

Комендатура как комендатура, маленькие окна, грязненькая. По стенам вплотную жмутся солдаты, будто на митинг собрались. Впереди, не то настороженные, не то смущенные, офицеры. Выделяется высокая статная фигура в морском мундире — князь Белосельский-Белозерский.

Вошла. Секунда напряженной тишины и молчания.

— Вы, гражданка К-тай, арестованы.

Это объявляет князь.

— По чьему распоряжению? Я — член Исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов. Или в России переворот? Опять монархия?

— Что вы! Ваш арест по распоряжению Временного правительства.

— Керенского? Прошу показать мне приказ.

Князь складывает бумагу так, чтобы я не видела начала, и тычет на подпись.

Так и есть Керенский.

Князь вступает с нами в политический спор. Он доказывает нам, что большевики, и мы в том числе, — «предатели отечества», что мы «играем на руку врагу», что между нами («я не говорю о вас, конечно», — оговаривается светски-любезный князь) есть явные агенты Германии. Это доказано.

— Кем?

— Вашими же товарищами, такими же революционерами, как вы, Алексинским и Бурцевым.

И князь спешит нас ознакомить с нашумевшей в свое время статьей Бурцева. В статье много знакомых имен. Подчеркнуто синим жирным карандашом: «Коллонтай».

Под строгой охраной нас ведут в особый, прицепленный в конце поезда, вагон. Поезд оцеплен, и пассажиров не выпускают. На перроне — кучка местных жителей Торнео. И из этой кучки несутся крики: «Немецкие шпионки!.. Большевички, предатели России!..». Нас догоняет тучный человек с салфеткой под мышкой — содержатель вагон-ресторана. Зычным голосом бросает и он нам свое «неодобрение»:

— Вот ведут шпионку Коллонтай. Поганая большевистская собака, кровожадная Коллонтай! Твое место на виселице с изменниками России! Да здравствует Российская Республика и ее союзники! Ура!

Но «ура» содержателя вагон-ресторана никто не подхватывает. И его салфетка одиноким белым пятном колышется на фоне серенькой станции Торнео.
serg_ya
Аватар serg_ya
26.07.1917

Казимир Малевич

Москва
Наступление Керенского на Юго-Западном фронте и отступление. Утверждение смертной казни в пределах оседлости войны. Во всей остальной свободной революционной России тюрьмы и каторжные работы исключительно.
----------------

Александра Коллонтай
Стокгольм – Петроград
По дороге в Петроград сопровождавшая нас охрана рассказала, что солдаты, узнав о распоряжении о моем аресте, властью полкового комитета постановили, что будут присутствовать при моем аресте. Офицеры же поняли это как своего рода «протест», и панически боялись, как бы «не взяла слова», не вздумала заняться большевистской пропагандой.

— Тогда нам была бы крышка! — признались офицеры-охранители. — Не вас, а нас бы, пожалуй, переарестовали. Да еще хорошо, если только это!

-----------------

Илья Эренбург
Петроград
С вокзалов неслись тысячи бородатых солдат, опрокидывая дам, падавших, впрочем, и без того в обморок, расталкивая очаровательных земгусаров, которые уговаривали бородачей вернуться на фронт «за землю и волю». В хороших ресторанах, куда нас иногда приглашал мистер Куль, по-прежнему сгибались в пояс половые, бренчали союзники-румыны («эй, румфронт, зажарь-ка еще про девчоночку!»), в кувшинах пенился крюшон, и обедавшие, поковыряв в бумажнике, широким жестом бросали трешницу на георгиевских кавалеров («авось помогут генералу убрать эту сволочь»).
------------------

Константин Бальмонт
Тифлис

Начистоту

Кто не верит в победу сознательных смелых рабочих.
Тот играет в бесчестно-двойную игру.
Он чужое берет, — на чужое довольно охочих, —
Он свободу берет, обагренную кровью рабочих, —
Что ж, бери, всем она, но скажи: «Я чужое беру».

Да, свобода - для всех, навсегда, и, однако ж, вот эта свобода,
И, однако ж, вот эта минута — не комнатных душ,
Не болтливых, трусливых, а смелых из бездны народа,
Эта воля ухвачена с бою, и эта свобода —
Не застольная речь краснобая, не жалкий извилистый уж.

Это кровь, говорю я, посмевших и вставших рабочих,
И теперь — кто не с нами, тот шулер продажный и трус.
Этих мирных, облыжно-культурных, мишурных и прочих
Я зову: «Старый сор!» И во имя восставших рабочих.
Вас сметут! В этом вам я, как голос прилива, клянусь!

----------------

Никита Окунев
Москва
Св. Синод обратился к населению России с воззванием, в котором, между прочим, говорится: «Наш непременный, наш неотложный и повелительный долг — покаяться в этом страшном нашем грехе, дабы не судил Господь нам пить чашу испытаний наших до конца — сделаться среди других народов ужасом, посмеянием, пустыней и проклятьем».

Государственному банку предоставлено выпустить кредиток еще на 2 млрд. рублей. Вот почему курица стоит теперь уже 6 руб.

-----------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
Московская городская дума начала свою будничную работу с предложения большевика Скворцова отобрать в пользу города доходы и владения у московских церквей и монастырей. Какие такие доходы у церквей; многие ли их имеют? В большинстве случаев их едва хватает на содержание церкви и причта. Блестящее начало: в первое заседание выбрать председателем жида, во втором предложить меру, которая поведет к закрытию храмов в тебе, Москва Белокаменная, столица православия и сердце России. Выступление это более нагло, чем реально; надо полагать, что провалится.
------------------

Петр Половцов
Петроград, Таврический дворец
Покончив дела в штабе, задумываюсь над тем, кому следовало бы сделать прощальные визиты, и решаю посетить только двух лиц, Родзянко и Чхеидзе, как представителей власти законной и власти фактической. Что же касается членов правительства, предоставляю церкви возглашать им многолетие, без уразумения той иронии, которая заключается в парадоксальном противоречии самих слов: «Многая лета „Временному“ правительству».

Еду в Таврический дворец, где нахожу Чхеидзе. При прощании он мне очень горячо жмет руку с пожеланием всяких успехов в будущем. После этого заезжаю на Фурштадтскую к Родзянке. Не нахожу его дома. Оставляю карточку и возвращаюсь восвояси, но не проходит и часа, как Родзянко приезжает ко мне. В продолжительной беседе излагаю ему все свои злоключения и печальные наблюдения, сводящиеся к тому, что я готов был всячески Керенского поддержать в надежде на то, что он спасет Россию, но теперь убедился в полной его непригодности на такую роль. Он не умеет разбираться в людях, плохо ориентируется в настроениях масс, особенно солдатских, не имеет достаточно дипломатического такта, чтобы скрывать своего двуличия, к сожалению, иногда необходимого на политическом поприще, и, наконец, за последнее время слишком, по-видимому, занят мыслью о собственном величии. Его слишком очевидное и честолюбивое стремление стать самодержавным диктатором понемногу охлаждает симпатии даже самых горячих его сторонников. Словом, для управления страной недостаточно одного только красноречия, хотя бы и выдающегося.

----------------

Григорий Зиновьев
Разлив
В шалаше мы сразу почувствовали себя спокойнее. Жизнь стала «налаживаться». Кругом версты на две ни одного человека. Связь с Сестрорецком поддерживалась на лодке через членов семьи Емельяновых. Усталый и измученный работой и передрягами, Владимир Ильич первую пару дней прямо наслаждался невольным отдыхом. Насколько позволяли конспиративные соображения, он делал прогулки, ходил купаться на Разлив, лежал на солнышке, беседовал с Емельяновым, которого с первых же дней оценил как человека выдающегося ума, замечательного хладнокровия и настоящей большевистской закалки. В то же время из шалаша налаживались две линии связи: одна — с Петроградом, другая — с Финляндией. Главное внимание, разумеется, было уделено первой.
----------------

Юлий Мартов
Петроград
Положение безнадежно. Никогда, даже в 1915 г., не было так плохо, но я верю, что революция имеет еще ресурсы.
----------------

Александр Бенуа
Яблоновка
С утра очень холодно. Сидим без хлеба… А тем временем в Угловке уже третью неделю стоит вагон муки, доставленный для нашей округи, но ею, однако, по неисполнению каких-то формальностей, не дают воспользоваться. Вчера конторщик Мильман с австрийцами отправился брать его силой, но пока тоже ничего не добились. На беду, два хлебца, испеченные Тэклой из последних остатков бывшей дома муки — смеси ржаной с пшеничной и с толокном — оказались совершенно сырыми. На исходе и сахар, а ведь «сахарного голода» я больше всего боюсь. Без сладкого мне хоть в гроб.

Утром заканчивал старый (1904 г.) вариант «Купальщицы». Очень плохие условия света в той комнате наверху, где я работаю, или вообще у меня с глазами творится что-то неладное?

Днем ходил с Акицей к красивому виду на озеро с островком. Когда туда шли, наслаждались чисто обезьянничьими фокусами котика Кузьки, который нас, как собачка, проводил с полверсты и которого мы поручили Ате, нашедшей в лесу целый огромный кузов грибов. У нас развился спорт сушки грибов. Поздно вечером, когда я уже читал в спальне, от соседей-дачников принесли номер вечерней «Биржевки» от понедельника с рядом сенсационных известий. Изучением их занялись наши внизу. Я же лишь издали слышал только чтение Эрнста и возмущенные комментарии остальных. Сам же ознакомление со всей этой очередной пакостью отложил на завтра.

-----------------

Николай Врангель
Петроград
Пост министра юстиции вскоре Керенскому показался слишком ничтожным, и он провозгласил себя министром-президентом, куртку сменил на френч и галифе и принял соответствующую позу. Разрушив своими мероприятиями армию, убив авторитет офицера и высшего командования, сделав из солдата политиканствующего хулигана, Керенский отправился на фронт, дабы силою своего красноречия, своей популярностью создать новую армию, стократ лучшую, чем прежде, — армию, «подобной которой мир еще не знал». И что совсем непонятно, этот мальчик был убежден, что такую армию он действительно создать в силах. И чем? Своей болтовней. Но, конечно, он ничего не создал.
------------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
Автомобиль остановился на Дворцовой площади, близ Миллионной, у подъезда штаба военного округа. Нас пригласили на второй этаж. Из наружных дверей ввалился какой-то рослый, едва ли трезвый верзила в полушоферской, полуавиаторской форме. На нем была кожаная куртка и фуражка с офицерской кокардой. С враждебным видом он громко заявил по нашему адресу:

— Как, вас еще не убили?! Вас надо было по дороге застрелить…

Потом стал хвастаться своими подвигами:

— Я сам своими собственными руками убил тридцать два большевика.

Вернувшийся морской офицер объявил нам:

- Вас отправляют в «Кресты».

Спускались сумерки. Снаружи и внутри тюрьмы загорелись электрические лампочки. В конторе солдаты сдали нас под расписку смотрителю тюрьмы.

— Да вы не страшный! Вы совсем не страшный!.. Судя по газетам, мы вас представляли совсем иначе, — запричитал смотритель тюрьмы, очень жизнерадостный человек…

----------------

Русское слово

На Всеукраинском рабочем съезде резкой критике подвергаются как Временное правительство, так и Центральная Украинская рада в ее нынешнем составе. Некоторые ораторы требуют передачи всей власти Совету рабочих депутатов.
Что касается Центральной рады, то она, по мнению некоторых ораторов, должна быть преобразована в социалистический орган. Эсер Маевский указывает, что последнее соглашение правительства с Радой является отнятием прав у Центральной рады. Далее Маевский останавливается на той опасности, которая грозит краю в момент демобилизации армии, когда через Украину двинутся массы войск и опустошат ее. Для предотвращения этого, по мнению Маевского, необходимо создание территориальной армии. Винниченко возражает, требуя поддержки Временного правительства и оставления Центральной рады в ее теперешнем составе. Выступление Винниченко встречено холодно.

Выясняется, что большинство членов Всеукраинского рабочего съезда — либо большевики, либо заражены большевизмом.

По вопросу об отношении в войне Всеукраинский рабочий съезд принял следующую резолюцию: «Признавая, что вследствие войны все завоевания революции (в том числе автономия Украины) находятся на краю гибели, что экономическая разруха, которая растет изо дня в день, привела к полному развалу края и что это угрожает большим бедствием прежде всего пролетариату и всему трудящемуся народу, съезд постановляет: войну надо окончить в самом непродолжительном времени».


По вопросу о Центральной раде Всеукраинский рабочий съезд принял резолюцию, в которой признает необходимым, чтобы все украинские рабочие всеми силами поддерживали как Украинскую Центральную раду, так и ее Генеральный секретариат. Эти органы украинской революционной власти, опирающиеся на силы всей революционной демократии, рабочих, крестьян и войска.
serg_ya
Аватар serg_ya
27.07.1917

Александр Бенуа

Яблоновка
При «Пилатовом непротивлении» Керенского восстанавливается смертная казнь, благо сам Александр Федорович уже использовал для своей популярности ее отмену, вовсе «не национальную» по существу. Теперь, пожалуй, начнется период рубки голов или вполне «национальное» вешание всех по очереди, пока не восстановится Николай с Питиримом или с Пуришкевичем — Феликс Юсупов будет на амплуа Фредерикса. Горький должен переживать очень тяжелое время из-за клеветы Бурцева. Я бы ему написал сочувственное письмо, если бы верил в незыблемость и мужество его житейской и политической философии. А то напишешь, а тут как раз он и поддастся снова в сторону, начнет хитрить и финтить. Нет, это не Лев Николаевич Толстой и даже не Ромен Роллан.

Но я вообще не знаю, что же я теперь буду писать в «Новой жизни»? Раз вопрос снова ставится так, как в первые дни войны, что самое обсуждение ее бытия, сути и продолжения может быть сочтено за предательскую игру в пользу Германии, то как же о ней говорить чистосердечно? Раз снова взяла верх вся система лжи газетных и политических людей, раз вновь сооружены все смертоносные фортеции капитализма (употреблю этот социалистический термин для обозначения чего-то иного, нежели то узкоспециальное и «классовое, что подразумевают социалисты), то словам совести или хотя бы простого обывательского и здравого смысла уже не место. Теперь мы снова превращаемся в «рабов», и «кандалы» наши на сей раз кует тот самый демагог, который бросил людям революцию.

----------------

Александра Коллонтай
Петроград, контрразведка Петроградского военного округа
Большая комната, пустая, окнами на Неву. В окно глядит ранний рассвет. Горит электричество. И в этой смеси света как-то особенно театрально-надуманно выступает фигура полковника из контрразведки. Сидит за большим письменным столом. Бородка клином, лицо иссиня-бледное. Глаза нелепо-остеклянившиеся, будто безумные. Движения несобранные, сбивчивые, как у пьяного или кокаиниста (потом оказалось последнее).

— Шпионок привели? Большевичек? На немецкие деньги собрались губить Россию? Не удастся! Не дадим! Не позволим!

Голос у него будто придушенный, а выкрикивает слова с надрывом, через силу. Офицерам явно неловко за полковника. А он вместо делового опроса стучит кулаком по столу и неизвестно кому выкрикивает проклятья и угрозы.

Нелепо и досадно.

И вдруг успокоился полковник. Замолчал. Поправил волосы. Вскинул на нас свои остеклянившиеся, осоловевшие глаза и будто только теперь понял, кто перед ним и для чего. Порылся в бумагах.

Невзначай бросает в мою сторону.

— А вы давно знакомы с прапорщиком пулеметного полка Семашко?
Из допроса узнаю ряд фактов, освещающих картину июльского восстания. Начали моряки, Балтофлот. Очевидно, раскатилось стихийно, но дальше Петрограда не перекинулось. Арестованы: Рошаль, Дыбенко, Раскольников и «все видные ваши агенты», по словам полковника. Меня обвиняют в тягчайших государственных преступлениях: дезорганизации армии, ведущей к поражению России на фронте, сношения с противником, подготовке восстания и т.п. Но главное, что интересует полковника, — это прапорщик Семашко. Если я сообщу ему данные о моем знакомстве с ним — все будет ясно!.. При чем тут прапорщик Семашко? Помню его на полковых собраниях, но с каких пор он стал центром внимания в вопросе борьбы с большевиками?

---------------

Александр Жиркевич
Симбирск
Как существует Россия, армия ее не покрывала себя таким позором! От двух рот немцев бегут целые дивизии. А Керенский и Ко продолжают испражняться воззваниями, призывами, увещеваниями. В газетах — заявление генерала Корнилова о введении смертной казни. Да здравствует Революция, обещавшая России свободу, равенство, братство, запретившая смертную казнь и телесные наказания. Давно ли все это было дано… И уже отнято у народа. Можно ли более основательно сесть в лужу с громкими фразами и глупыми обещаниями…
---------------

Василий Кравков
Копычинец
Всякое действие у нас теперь окрещивается революционным и к всякому имени существительному приставляется прилагательное «революционное» — «революционный» полевой суд, «революционное» наказание расстрелом, «революционное» мордобитие!! Сегодня «комкор» утром, обращаясь ко мне, сказал: «Василий Павлович, не хотите ли вы выпить у меня стакан революционного чая?».

Раз необходимо существование армии, то она должна быть армией, а не ордой, а раз ты хочешь быть «гражданином» с полным владением всякими неприкосновенностями, то не дерзай вести войны. Tertium non datur! Пример настоящей кампании показал, что и республиканские-то государства в управление армиями стали вводить все более и более приемы монархизирования и деспотизирования, но никак не начала митингирования и общего, равного, свободного обсуждения; наше несчастное пошехонское «наступление» наглядно подтвердило сию истину, которую вожакам народа следовало бы знать еще раньше, чтобы не видеть им теперешнего небывалого еще в истории человечества позора, который проявила своим поведением наша «доблестная, самоотверженная революционная армия»!! И все-таки находятся еще у нас идиоты или сукины сыны, которые решаются все утверждать, что революцию в России сделал народ, а не… не Николай Романов!

----------------

Василий Шульгин
Киев, ул. Караваевская, 5, дом Шульгина
Обувь у всех поизносилась и изорвалась. Поэтому, когда магазин «Скороход» объявил продажу обуви, люди бросились к нему. Образовалась до той поры невиданная очередь. Там стояли по несколько суток, сменяя друг друга. Это было ужасно. Но стояли терпеливо, отлично понимая, что не на кого яриться.
----------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
Я был вызван на допрос. В особой комнате, рядом с кабинетом начальника тюрьмы, меня ожидал следователь морского суда Соколов в блестящем форменном кителе. Подавая мне лист бумаги, он с преувеличенной корректностью, невольно напомнившей мне царских жандармов, предложил заполнить показаниями официальный бланк. Когда я закончил изложение своей роли в июльских событиях, морской следователь многозначительно информировал меня, что по старым законам, так же как по новому положению, введенному на фронте, за вменяемые мне преступления полагается смертная казнь.

— Закон обратной силы не имеет, — возразил я.

В самом деле, в момент демонстрации смертная казнь формально еще не была введена, к тому же моя деятельность протекала в Кронштадте и в Питере, а никак не на фронте. Следователь недоуменно развел руками. Я догадался, что понятие «фронта», очевидно, допускает самое широкое толкование. Элементарные юридические формулировки вроде «обратной силы закона существуют лишь в мирное время, а в эпоху революции отпадают сами собой. Мне стало понятно, что в рядах опьяненного победой и жаждой мести Временного правительства существует немало сторонников самой жестокой расправы с большевиками.
serg_ya
Аватар serg_ya
28.07.1917

The New York Times


8 тысяч чернокожих мужчин, женщин и детей прошли по Пятой авеню в Нью-Йорке во время марша под названием «Молчаливый протест против дискриминации и угнетения». Никто из участников этого марша не произнес ни звука — о своих требованиях они сообщали с плакатов, которые держали в руках. Лозунги были направлены против сегрегации и против лишения избирательных прав. Участники акции обращали внимание на беспорядки в Мемфисе и Ист-Сент-Луисе, которые произошли на расовой почве. Один из плакатов сразу же привлек внимание полиции. На нем была изображена чернокожая женщина, стоявшая на коленях перед президентом Вильсоном. Обращаясь к главе государства, она призывала его добиться демократии в Америке прежде, чем приносить ее в Европу. Полицейские заявили, что плакат является неприемлемым, и оргкомитет марша быстро отказался от него. За исключением этого инцидента марш во всех отношениях был одним из самых спокойных и упорядоченных шествий, которые когда-либо видела Пятая авеню.
----------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
Февральская революция очистила тюрьмы. Я обновляю корпус для политических в новой, буржуазно-республиканской России. Спала на жесткой койке — крепко спала, пока не принесли кипяток и крупный ломоть черного хлеба. Разрешено самой купить чай.

Тюремный день начался. Прежде всего — привести камеру в порядок. Хорошо, что т. Ш. заставила взять ее плед — койка выглядит не так тюремно. Полочка для умывальных принадлежностей, есть где помыться.

Мысль работает: как сильна реакция? Что делают наши? К полдню появляется начальник тюрьмы. Тучный, с бачками, поставлен сюда «новой властью» — так и отрекомендовывается мне. Словоохотлив, но больше по части «низости» большевиков.

Отмалчиваюсь.

— Если верить его словам, все «большевистские поджигатели» арестованы.

На след Ленина уже напали, может быть, и он арестован. А другие «покаялись и во всем признались».

— В чем же признались?

— В том, что у большевиков непосредственная связь с генеральным штабом Германии. Есть вопиющие улики. И против вас тоже… но это не мое дело.

Приносят обед — винегрет на постном масле, по тем временам совсем съедобно.

Прошу достать мне газету. Это за мой счет. Не несут. Вечером узнаю, что я «на особо строгом положении», и газет мне давать не дозволено. Ни прогулок, ни свиданий. Так-таки и отрезали от движения, от партии.

--------------

Александр Бенуа
Яблоновка
Всю ночь лил и барабанил по крыше дождь. Было одно время очень холодно, и мне не спалось. К счастью, меня удостоил своей компанией котик Кузька, который грел мои ноги и вообще сообщал ночи частицу своего магического уюта.

К кофе принесли сразу две газеты — вторая от пятницы. Больше всего поражает телеграмма Корнилова с требованием «остановки» наступления и восстановления смертной казни, без которой он отказывается дальше командовать. И как странно, что как раз на эту телеграмму нет заслуживающих ее исключительного значения комментариев. Что значит «остановить наступление»? Или это опечатка — вместо «отступления»? Еще пробуют поднять издыхающего зверя? Глупости у нас и жестокости у англичан на это хватает. Узнавать приблизительную правду станет отныне еще труднее, ибо восстанавливается в прежнем объеме военная цензура. Из всяких мелочей меня поразило назначение круглого дурака Барышникова товарищем министра и запрет Временного правительства ввозить заграничную обувь. Это в такой момент, когда тут же от имени какой-то фирмы сапожного товара заявляется, что после всяких очередей и записей может быть гарантирована пара сапог только одному из 30 записавшихся! Одновременно объявлено о выпуске еще двух миллиардов бумажных денег, и уж совсем откровенно говорится о неминуемом голоде, который местами в «благоденствующей и навеки обеспеченной» русской деревне уже и начался.

---------------

Инесса Арманд
Москва
Чем преданнее социалист рабочему делу, тем сильнее клевещет на него буржуазия.

У нас в России представителями революционного социализма являются большевики с Лениным во главе. Нигде, может быть, ненависть буржуазии, клевета и травля не достигали таких размеров, как у нас сейчас в России. Это происходит оттого, что благодаря завоеванной после революции свободе большевики имели возможность открыто развернуть перед самыми широкими массами рабочих и крестьян свою программу. А так как эти требования, затрагивающие основы собственности и власти капиталистов и помещиков, встречали самое широкое сочувствие рабочих, солдат и крестьян, то большевики сразу стали возрастающей силой и постоянной угрозой буржуазии.

Капиталисты и помещики больше всего ненавидят большевиков за то, что они предлагали конфисковать (т.е. отобрать без выкупа) земли помещиков, за то, что они высказывались за контроль рабочих над производством и за переход всей власти в руки представителей крестьян и рабочих, за то, что они раскрывали буржуазный обман и разъясняли населению истинный смысл и цели современной ужасной войны, т.е. предлагали меры, которые либо затрагивают собственность помещиков и капиталистов, либо ограничивают власть хозяев на заводах и фабриках, либо сводят на нет государственную власть капиталистов и помещиков — ту власть, которая как раз и дает возможность буржуазии угнетать, закабалять и эксплуатировать рабочих и беднейших крестьян. Вот за что русская буржуазия ненавидит большевиков, вот за что она, не переставая травить их, преследует их самой грязной и низкой клеветой. Особенно ненавистен ей Ленин. Тов. Ленин уже около 25 лет находится во главе нашей партии и все время являлся самым последовательным и самым самоотверженным борцом за рабочее дело. К тому же он является крупнейшей теоретической и политической силой. Вот за все это и ненавидят его и русская и международная буржуазия.

Сейчас наша буржуазия дошла до крайних пределов лжи и бесстыдства, обвиняя большевиков в измене. Буржуазия надеется клеветой задержать рост нашей партии, рост наших сил. И теперь сознательные рабочие и работницы не дадут буржуазии сделать свое грязное и постыдное дело. Всюду протестуя против клеветы, направленной против их партии, требуя от Советов немедленного прекращения клеветы, они сумеют разъяснить массам истинную причину всей этой травли и, невзирая ни на что, будут стойко продолжать свою великую борьбу. Правда и жизнь — за нас, и в итоге победим все-таки мы.

----------------

Федор Степун
Петроград
Большевикам июльские дни показали, что у них уже в ближайшее время может оказаться достаточно сил для захвата власти. Не победив в открытой борьбе, они все же многого достигли на внутриполитическом фронте. Очень важным результатом июльских дней было то, что кадеты окончательно разошлись с Керенским и поддерживавшим его советским большинством. Если они, несмотря на это расхождение, все же вошли в новое, возглавляемое уже не князем Львовым, а Керенским коалиционное министерство, то, конечно, не затем, чтобы поддерживать окончательно скомпрометировавшую себя в их глазах коалицию, а лишь в расчете на новый кризис власти, в результате которого им скорее всего мечталась военно–буржуазная диктатура.
-----------------

Владимир Ленин
Разлив
Товарищи!
Мы переменили свое намерение подчиниться указу Временного правительства о нашем аресте по следующим мотивам. Из письма бывшего министра юстиции Переверзева, напечатанного в воскресенье в газете «Новое Время», стало совершенно ясно, что «дело» о «шпионстве» Ленина и других подстроено совершенно обдуманно партией контрреволюции. Переверзев вполне открыто признает, что он пустил в ход непроверенные обвинения, дабы поднять ярость (дословное выражение) солдат против нашей партии. Это признает вчерашний министр юстиции, человек, вчера еще называвший себя социалистом! Переверзев ушел. Но остановится ли новый министр юстиции перед приемами Переверзева-Алексинского, никто сказать не возьмется.
Контрреволюционная буржуазия пытается создать новое дело Дрейфуса. Она столько же верит в наше «шпионство», сколько вожди русской реакции, создавшие дело Бейлиса, верили в то, что евреи пьют детскую кровь. Никаких гарантий правосудия в России в данный момент нет.
Центральный исполнительный комитет, считающий себя полномочным органом русской демократии, назначил было комиссию по делу о шпионстве, но под давлением контрреволюционных сил эту комиссию распустил. Приказ о нашем аресте он не захотел ни прямо подтвердить, ни отменить. Он умыл руки, фактически выдав нас контрреволюции.
Обвинение нас в «заговоре» и в «моральном» «подстрекательстве» к мятежу носит уже вполне определенный характер. Никакой юридически точной квалификации нашего мнимого преступления не дает ни Временное правительство, ни Совет. Вожди меньшевиков и эсеров просто-напросто пытаются умилостивить напирающую уже и против них контрреволюцию, выдав ей по ее указанию ряд членов нашей партии. Ни о какой легальной почве, ни даже о таких конституционных гарантиях, которые существуют в буржуазных упорядоченных странах, в России сейчас не может быть и речи. Отдать себя сейчас в руки властей значило бы отдать себя в руки Милюковых, Алексинских, Переверзевых, в руки разъяренных контрреволюционеров, для которых все обвинения против нас являются простым эпизодом в гражданской войне.
После происшедшего ни один русский революционер не может питать более конституционных иллюзий. Происходит решающая схватка между революцией и контрреволюцией. Мы будем по-прежнему бороться на стороне первой. Мы будем по мере наших сил по-прежнему помогать революционной борьбе пролетариата. Учредительное собрание, если оно соберется и будет созвано не буржуазией, одно только будет правомочно сказать свое слово по поводу приказа Временного правительства о нашем аресте.

---------------

Иосиф Сталин

Затянувшаяся война и общее истощение, неслыханная дороговизна и недоедание, растущая контрреволюция и экономическая разруха, расформирование полков на фронте и оттяжка вопроса о земле, общая разруха в стране и неспособность Временного правительства вывести страну из кризиса — вот что толкнуло массы на улицу.

Объяснять это выступление злокозненной агитацией той или иной партии — значит стоять на точке зрения охранников, склонных объяснять всякое массовое движение внушением «зачинщиков» и «подстрекателей».

Ни одна партия — в том числе и большевики — к выступлению не призывала. Более того. Наиболее влиятельная в Петрограде партия большевиков звала рабочих и солдат к воздержанию. А когда движение все же вспыхнуло, наша партия, не считая себя вправе умыть руки, сделала все возможное для того, чтобы придать движению мирный и организованный характер.

Но контрреволюция не дремала. Она организовала провокационные выстрелы, она омрачила дни демонстрации кровопролитием и, опираясь на некоторые части с фронта, перешла в наступление на революцию. Ядро контрреволюции, партия кадетов, как бы предвидя все это, заранее вышла из правительства, развязав себе руки. А меньшевики и эсеры из Исполнительного комитета, желая сохранить поколебленные позиции, вероломно объявили демонстрацию за полновластие Советов восстанием против Советов, натравив на революционный Петроград отсталые слои вызванных с фронта воинских частей. Ослепленные фракционным фанатизмом, они не заметили, что, нанося удары революционным рабочим и солдатам, они тем самым ослабляют весь фронт революции, окрыляют надежды контрреволюции.

В результате — разгул контрреволюции и военная диктатура.

Разгром «Правды» и «Солдатской Правды», разгром типографии «Труд» и наших районных организаций, избиения и убийства, аресты без суда и целый ряд «самочинных» расправ, низкая клевета презренных сыщиков на вождей нашей партии и разгул разбойников пера из продажных газет, разоружение революционных рабочих и расформирование полков, восстановление смертной казни — вот она «работа» военной диктатуры.

Все это — под флагом «спасения революции», «по приказу» «министерства» Керенского–Церетели, поддерживаемого Всероссийским исполнительным комитетом. Причем напуганные военной диктатурой правящие партии эсеров и меньшевиков с легким сердцем выдают врагам революции вождей пролетарской партии, прикрывают разгромы и бесчинства, не противодействуют «самочинным» расправам.

Молчаливое соглашение Временного правительства с штабом контрреволюции, с партией кадетов, при явном попустительстве Исполнительного комитета, против революционных рабочих и солдат Петрограда — вот какова теперь картина.

И чем уступчивее правящие партии, тем наглее становятся контрреволюционеры. От атаки большевиков они уже переходят к атаке всех советских партий и самих Советов. Громят меньшевистские районные организации на Петроградской стороне и на Охте. Громят отделение Союза металлистов за Невской заставой. Врываются на заседание Петроградского Совета и арестовывают его членов (депутат Сахаров). Организуют на Невском проспекте специальные группы для ловли членов Исполнительного комитета. Определенно поговаривают о разгоне Исполнительного комитета. Мы уже не говорим о «заговоре» против некоторых членов Временного правительства и лидеров Исполнительного комитета.

Наглость и вызывающий образ действий контрреволюционеров растут по часам. А Временное правительство продолжает разоружать революционных рабочих и солдат в интересах «спасения революции»…

Все это в связи с развивающимся кризисом в стране, в связи с голодом и разрухой, с войной и связанными с ней неожиданностями еще больше обостряет положение, делая неизбежными новые политические кризисы.

Быть готовыми к грядущим битвам, встретить их достойно и организованно — такова теперь задача.

Отсюда:

Первая заповедь — не поддаваться провокации контрреволюционеров, вооружиться выдержкой и самообладанием, беречь силы для грядущей борьбы, не допускать никаких преждевременных выступлений.

Вторая заповедь — теснее сплотиться вокруг нашей партии, сомкнуть ряды против ополчившихся на нас бесчисленных врагов, высоко держать знамя, ободряя слабых, собирая отставших, просвещая несознательных.

Никаких соглашений с контрреволюцией!

Никакого единства с «социалистами»-тюремщиками. За союз революционных элементов против контрреволюции и ее прикрывателей — таков наш пароль.
serg_ya
Аватар serg_ya
29.07.1917

Алексей Брусилов

Могилев, Ставка
Нам было сообщено, что Керенский прибывает в 2 часа 30 минут дня, но прибыл он на час раньше, и в тот момент я был занят с моим начальником штаба оперативными распоряжениями. Я не мог вовремя попасть на вокзал, чтобы встретить его, ввиду спешности вопросов, разрешавшихся нами, и генерал Лукомский посоветовал мне не ехать. Все равно мы должны были сейчас же встретиться с Керенским на совещании. Но занятия наши были прерваны появлением адъютанта Керенского, передавшего мне требование министра немедленно явиться на вокзал вместе с начальником штаба. Мы поехали. В тот же день мне передали, что Керенский рвал и метал на вокзале, грозно заявляя, что генералы разбаловались, что их надо подтянуть, что я не желаю его знать, что он требует к себе внимания. Ибо «прежних» встречали, часами выстаивая во всякую погоду на вокзалах, и т. д. Все это было очень мелочно и смешно, в особенности по сравнению с той трагической обстановкой на фронте, о которой мы только что совещались с начальником штаба.

Когда я вошел в вагон министра, он мне лично не высказал своего неудовольствия и упреков не делал, но сухое, холодное отношение сразу же почувствовалось. Он потребовал доклада о положении дел на фронте, что я немедленно вкратце исполнил. Я предупреждал его, что моральное состояние наших армий ужасно. Подробно говорить я не мог, ибо время приближалось к 4 часам, а заседание было назначено на 3 часа. Нас ждали, и я принужден был задать вопрос: не благоугодно ли ему будет отложить заседание или поторопиться ехать? На последнее он согласился, и мы поехали в генерал-квартирмейстерскую часть, где все члены совещания уже были собраны.

В промежутке между заседаниями военный министр и все участники обедали у меня. Мы обсудили и разобрали все вопросы, которые возбудил военный министр. Заседание затянулось до 12 часов ночи. Я подчеркиваю, что лично никаких пессимистических взглядов не выражал, а лишь определенно объяснил, каково было в то время действительное состояние армии. Я заявил, что стараюсь выполнять программу, выработанную моим предшественником Алексеевым, хотя считаю, что ее выполнить мудрено. Клембовский заявил что-то вроде моего. Когда же дело дошло до Деникина, то он разразился речью, в которой яро заявлял, что армия более не боеспособна, сражаться более не может, и приписывал всю вину Керенскому и Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов. Керенский начал резко оправдываться, и вышло не совещание, а прямо руготня. Деникин трагично махал руками, а Керенский истерично взвизгивал и хватался за голову. Этим наше совещание и кончилось.

---------------

Елизавета Нарышкина
Царское Село
Кн. Палей мне сказала, что обычно хорошо осведомленный англичанин сообщил им вчера, будто обитатели Александровского дворца в ночь с четверга на пятницу взяты и увезены в Тобольск! Я энергически возражала, но подобные слухи доказывают, что эта идея носится в воздухе. Рассказала сестре. Она говорит, что уже давно считают, что они слишком близко и что это «соблазн».
---------------

Пьер Паскаль
Петроград
Один старый революционер сказал, что никогда не стал бы свергать Николая II, если бы знал, что дело дойдет до такого: он предпочел бы, чтобы Россия навсегда осталась империей царей. Правы те, кто говорит, что контрреволюция носится в воздухе. И все-таки+ как это печально!

Во всех нынешних событиях совершенно забыли императорскую фамилию: ни слова, ни намека. Когда кронштадтские моряки наведывались в Петропавловскую крепость, они не вспомнили о тамошних заключенных, которые могли бы послужить им заложниками…

--------------
Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
Начальник тюрьмы общительно-болтлив. Он заходит ежедневно около 12-ти с вопросом: «Нет ли претензий?». Затем усаживается на табуретку и начинает свои разглагольствования. Первые дни — все больше сетования по адресу большевиков. Сожаления, что и я попалась в их «сети», может быть, я даже не знаю, что это такое за преступники? «Государственные преступники», не простые там каторжане. Что может быть хуже предательства своего отечества?..

От начальника тюрьмы узнаю, что все арестованные партийные товарищи, включая т.т. Троцкого и Каменева, сидят в «Крестах». «Соседи», так сказать. Но держат их значительно свободнее: общаются днем, ходят на прогулки. Только меня распоряжением «свыше» держат на особо строгом положении. Против меня — главный материал.

— Какой такой материал? Мои речи, выступления, статьи?

— Нет, есть материал посерьезнее. Переписка там, показания.


Вторая излюбленная тема начальника тюрьмы — это тюремное хозяйство. Человек попал на свое место. Войдет, отчеканит казенный вопрос о претензиях и не выдержит, спросит:

— А заметили ли вы, какая каша-то пшеничная вчера была к обеду? Рассыпчатая, со вкусом. Случай такой вышел. Окольными путями достал. Дешево и сердито.

Другой раз особо зайдет, спросит — хорош ли хлеб? Хозяйственный мужик!

Но о том, что делается за стенами тюрьмы, от него не выведаешь.

--------------

Григорий Зиновьев
Сестрорецкий разлив
Владимир Ильич допускал, что разгром вызовет более длительную полосу контрреволюции и что, может быть, придется отступить в Финляндию (и даже на время в Швецию), чтобы оттуда вновь повести работу. На этот случай и зондировалась финляндская граница и делались все приготовления по этой линии. Но главное внимание, разумеется, было приковано к Петрограду. Постепенно связь налаживалась. Один раз в шалаш приезжал к нам товарищ Лещенко с любительским фотографическим аппаратом. Он сделал фотографии для наших фальшивых рабочих книжек (мы были «прописаны» как рабочие Сестрорецкого завода) и паспортов.
--------------

Василий Шульгин

Просветление в умах русской интеллигенции в отношении украинцев совершается. Однако этому препятствует необычайная лживость мазепинцев, которые вполне усвоили тактику австрийского иезуитства. Эти господа ловко вертятся на все стороны. Ловко играя на том, что в малороссийских губерниях в деревнях сравнительно спокойно, они вековой характер южнорусского племени, его сравнительную мягкость и инстинкт собственности с чисто хлестаковской наглостью приписывают влиянию Украинской рады. На самом деле в малороссийских деревнях спокойно не благодаря Раде, а вопреки ей. Ибо хохол так же подозрительно относится к завываниям украинцев, как и к посулам большевиков.
---------------

Сберегательные кассы

Временное правительство постановило увеличить предоставленные Государственному банку права на выпуск государственных кредитных билетов на 2 миллиарда.
serg_ya
Аватар serg_ya
30.07.1917

Ираклий Церетели

Петроград
Окидывая взглядом прошлое, т.е. 4 месяца революции, мы должны сказать, что эти четыре месяца при всех трудностях, которые переживала революция, были периодом розовой мечтательности юности в сравнении с тем периодом, в который теперь она вступила.

Мы полагали, что только путем организации и идейного воздействия мы можем разрешить все задачи, поставленные революцией, как на фронте, так и в стране. И правительство революционной России никаких репрессивных мер не предпринимало против тех, кто печатным и устным словом бросал в массы безответственные лозунги. События июля послужили нам суровым уроком и положили грань между двумя периодами революции.

Благо родины, спасение революции есть высший закон, перед которым все должно померкнуть. Когда я оценивал наше положение, мне вспомнилась старая швейцарская легенда о том, как вторгшийся враг поставил сына в 20 шагах от отца и, положив на его голову яблоко, приказал отцу стрелять в это яблоко. Отец должен стрелять, но если он промахнется, то сразит сына. Наше положение аналогично, с той разницей, что я должен стрелять в цель, очень близко поставленную от матери. Мерами репрессий и даже применением смертной казни должны мы спасать страну и революцию и наносить удары очень близко от демократических организаций революции.

----------------

Раннее утро

Ленин в настоящее время находится в Германии.
В дни военного бунта Ленин со своими друзьями все время находился в Кронштадте. Здесь он получал известия о положении дел в Петрограде. Когда большевики потерпели поражение в Петрограде, кронштадтские большевики на шлюпке перевезли переодетого Ленина на финляндский берег.

Минуя Белоостров, Ленин через Гельсингфорс добрался до границы, откуда переехал в Стокгольм. Вместе с Лениным уехала также и его жена Надежда Ульянова. Из Стокгольма при посредстве германского посланника фон-Люциуса и Ганецкого-Фюрстенберга Ленин был переправлен в Германию. Об этом власти получили полуофициальные сведения из Петербурга.

------------------

Лев Троцкий
Петроград Таврический дворец
Путь в буфет Исполнительного комитета был в эти дни маленькой Голгофой. Там раздавали чай и черные бутерброды с сыром или красной зернистой икрой: ее было много в Смольном и позже в Кремле. В обед давали щи и кусок мяса. Буфетчиком Исполнительного комитета был солдат Графов. В самый разгар травли против нас я заметил, что Графов подсовывал мне стакан чаю погорячее и бутерброд получше, глядя при этом мимо меня. Ясно: Графов сочувствовал большевикам и скрывал это от начальства. Я стал присматриваться. Графов был не одинок. Весь низший персонал Смольного — сторожа, курьеры, караульные — явно тяготел к большевикам.
----------------

Ромен Роллан
Grand Hotel Chateau Bellevue, Sierre, Switzerland
В этой страшной борьбе между контрреволюционными элементами и Революцией клевета играет (как всегда в таких случаях) отвратительную роль. Те самые жестокие призывы, которые были обращены против тех, кто боролся против июньских повстанцев и Коммуны теперь направлены против большевиков. Все либеральные газеты взялись поливать грязью Ленина и его окружение, чтобы потом иметь возможность морально уничтожить того, кого называли Маратом русской революции, «кристально чистым борцом», как писала «Правда», «сердце и мозг революции».
-----------------

Василий Кравков
Копычинец
Ну вот, не было еще печали: на участке 22-го корпуса немцы безо всякого почти сопротивления со стороны наших «товарищей», обещавших стоять стеной, перешли Збруч и заняли русский Гусятин. Послана на выручку наша 12-я дивизия, которая должна атаковать неприятеля завтра утром. При неудаче — за охватом нашего левого фланга нашему корпусу и соседним с ним корпусам, 34-му и др. — придется спешно отходить nach Osten. Да вразумятся же, наконец, наши кормчие «революционного» государственного корабля, что у нас теперь и на долгое еще время впереди нет-нет-нет настоящего войска, с которым можно было бы вести войну! Кошмарный ужас: приходящие из запасных батальонов маршевики оказываются совершенно не умеющими владеть ружьями и не обученными военному делу, так как заниматься этим им было некогда — все время лишь митинговали, умствовали да выносили резолюции!

Было ли в истории человеческих революций что-нибудь подобное нашей революции, чтобы свобода превращалась в безумный разврат, и воины «революционной» армии теряли чувство чести, совести и любви к родине?! «Гони природу в дверь — она влезет в окно». Вожаки нашей революции забыли непреложный закон природы, что массовой человеческой натуре присуща потребность быть под властью и иметь всегда чарующий своей силой слепую массу объект подчинения.

--------------

Правда

«Гони природу в дверь — она влетит в окно»… Как видно, эту простую истину приходится еще и еще раз на собственном опыте «проходить» правящим партиям эсеров и меньшевиков. Взялись быть «революционными демократами», попали в положение революционных демократов — приходится делать выводы, которые обязательны для всякого революционного демократа. Демократия есть господство большинства. Пока воля большинства оставалась еще невыясненной, пока можно еще было хоть с тенью правдоподобия объявлять ее невыясненной, народу преподносили правительство контрреволюционных буржуа под вывеской «демократического» правительства. Но эта отсрочка не могла быть длительной.

Толчками и скачками дело все же идет к тому, что давно провозглашенный нашей партией переход власти к Советам будет осуществлен.

----------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
В моем «глазке» показался крупный и темный глаз, а вслед за тем я услышал хорошо знакомый мне голос Семена Рошаля:

— Здравствуй, Федя!

Оказывается, узнав, что я арестован, он тоже решил добровольно явиться в тюрьму.

— После твоего ареста я считал неудобным скрываться, — пояснил Семен.
serg_ya
Аватар serg_ya
31.07.1917

Екатерина Брешко-Брешковская

Петроград
Невежество масс есть главный источник всех поражающих Россию бедствий.
---------------

Альфред Нокс

Самодержавие почти подвело Россию к военной катастрофе, но вялость нового правительства за четыре месяца его существования принесла стране больше вреда, чем са­модержавие за предыдущие два с половиной года.

---------------

Елизавета Нарышкина

Некоторое время тому назад Керенский сказал императору, что они не смогут оставаться в Царском Селе.
Обсуждали место ссылки и сошлись на Крыме. Это очень устраивало императора, и начали паковать чемоданы, как вдруг пришел приказ взять с собой все меховые вещи и теплую одежду. Значит, ожидается путешествие не в Крым, а на север. Повар, сопровождающий императорскую семью, получил приказание запастись едой на пять дней, и император вычислил, что целью пятидневной поездки может быть только Сибирь.
---------------

Раннее утро

Толпа солдат, изобличив товарища, бывшего дезертира, в похищении кошелька у раненого, пыталась расправиться с ним, но была удержана увещеваниями командира. По дороге на гаупвахту вор, встреченный другой партией, был вырван из рук конвоя и растерзан.
---------------

Василий Кравков
Копычинец
Мой ферлакур-«комкор» сегодня «в сияньи ночи лунной» предавался вожделенным мечтам и воспоминаниям о «добром старом времени», как-де военачальники наши «прекрасно жили», как обжирались, опивались и пировали, безраздельно, бесконтрольно распоряжаясь казенным добром, превращая казну в дойную корову для себя и войсковыми частями пользуясь как своими вотчинами. Претит душе моей и пересоленный теперешний демократизм, омерзительно и воздыхание «комкора» о веселых расплюевских днях.
---------------

Петроградский листок

Чем питаться? Столичные врачи беспомощно разводят руками.
— Не знаешь сейчас, как и пользовать больных, — говорят они. — Хочешь помочь больному и не можешь, потому что желудочным больным нужна диета, нужно, как единственно возможное для них питание, молоко, масло и яйца, но ни того, ни другого, ни третьего у нас в Петрограде нет.

Николаевская ж.д., кажется, единственная, по которой в Петроград прибывают продовольственные продукты. Перед нами рапортичка прибывших продовольственных грузов за 16 июля. Она гласит: 1 вагон ржаной муки, 1 вагон — пшеничной, 1 вагон ржи, 1 — крупы, 4 вагона племенного скота (удойного, не подлежащего убою), 5 вагонов с картофелем и капустой, 17 вагонов с овощами и 2 вагона с фруктами. Вот и все.

----------------

Павел Скоропадский
Река Збруч, Тернопольщина
Вышел приказ Корнилова об украинизации корпуса. Раз Корнилов требовал настойчиво украинизации, я ничего не имел против того, чтобы была украинизирована 153-я дивизия. Это была дивизия последней формации, плохо снабженная, несбитая и ничем доблестным во время последних боев себя не проявившая.

Но я решительно восстал против того, чтобы была украинизирована 104-я дивизия, в последних боях показавшая себя очень недурно, особенно в то время, когда во главе ее стоял генерал Гандзюк.
Я непосредственно по этому поводу говорил с Селивачевым и просил его выхлопотать разрешение не украинизировать эту дивизию, а вместо нее дать мне в корпус какую-нибудь растрепанную за последние бои дивизию, которую не жалко будет раскассировать.

----------------

Лев Урусов

Поправение — общеизвестный факт, о котором и пишут, и говорят в самом Соврадепе, — причин для этого явления более нежели достаточно, наиболее яркая — это наш неуспех на Южном фронте
— прямой результат попустительства со стороны Соврадепов разного наименования и качеств по отношению к пропаганде большевиков. Соврадеп взялся за военный гуж и довел Россию до края гибели — все это иными понимается, иными только смутно чувствуется, и они, эти темные души, продолжают посылать всякого рода приветствия Соврадепу, одновременно начиная вновь подчиняться дисциплине, которая была в первую голову уничтожена Соврадепом. Но причина более общая — это умственное и нравственное убожество русской демократии.
-----------------

Никита Окунев
Москва
Вот последний день войны, продолжающейся ровно три года, и 142-й день революции, день московского обывателя: встал в 7,5 часов, выпил кофе и съел 4 яйца с подозрительным привкусом (ценою 11 к. шт. и стойка прислуги в хвосте за полсотней 2–3 часа) Купил газету (10 к.), вести не лучше, не хуже вчерашних, купил газету сам, потому что все домашние пошли в хвосты за более существенным: кто за молоком, кто за хлебом. Осмотрел свою жалкую обувь, надобно сменить подошвы, да сказали, что дешевле 12 р. сапожник не берет. Новые ботинки можно купить рублей за 70, а если встать в хвост у «Скорохода», то надо посвятить на это 3 дня (дают отпуски на кормежку и за «нуждой», т. е. так сговариваются сами хвостецы, чередуясь между собой). Пошел в контору. На трамвай, конечно, не попал, но мог бы доехать на буфере, если бы там уже не сидело, вернее, не цеплялось человек 20. По тротуарам идти сплошь не приходится. Он занят хвостами: молочными, булочными, табачными, чайными, ситцевыми и обувными. Зашел в парикмахерскую. Делаю это вместо двух раз в неделю только один: за побритье с начаем заплатил 1 р. 10 к. Парикмахерская плохенькая — в хорошей пришлось бы израсходовать все 2 р. Пришел в контору; сотрудники угрюмые, неласковые, «чужие» какие-то (я — «буржуй», а они — № 3). Пред чаепитием заявили, что за фунт чая надо теперь платить 5 р. 20 к., и то только по знакомству, в оптовом складе Высоцкого. Велел купить сразу 5 фунтов, а то, вероятно, будет еще дороже. Подают счет за купленные угли — 11 р. 50 к. за куль (дрова уже достигли 100 р. за сажень, а кто говорит, что платит и 120). Сидел в конторе с 9 час. утра до 6 вечера безвыходно и, конечно, ничего не ел, что вошло уже в обыденку и в привычку. А бывало, прерывал занятия от одного до трех на ресторанный завтрак. Как-то на днях нужно было пойти в ресторан по делам, так мы втроем заплатили 93 р. и были не в «Метрополе» или в «Эрмитаже», а у Мартьяныча. Съели там по куску белуги, по полтарелки супа с курицей, выпили по стакану кофе (бурда какая-то), еще одну бутылку портвейна и полбутылки коньяку. Я об вине упомянул для того, чтобы засвидетельствовать, что и с пришествием революции, и с устранением полиции пить еще на Руси можно, и взятки кто-то берет по-прежнему, только все это день ото дня дорожает. (За полбутылки коньяку, кажется, посчитали 43 р.) Спирт через ловких людей можно достать рублей 40 за бут. В «конторе», между прочим, подписывал документы, из которых видно, что перевозка в Москве на лошадях с пристани на вокзалы обходится теперь от 30 до 60 коп. за пуд (когда-то за то же самое цена была 2–5 к). Провоз по Волге от Нижнего до Астрахани — больше одного р. за пуд, от Ярославля до Нижнего — около 50 коп., от Москвы до Нижнего водным путем — не менее 60 коп. Все эти цены вдесятеро выше довоенных.

Работают в конторах, на пристанях, на вокзалах, в амбарах (по транчасти) лениво, небрежно и часто недобросовестно. Цены подымаются, а нравы падают. Дисциплины никакой нет. Мало-мальски ответственное дело (как у меня, например), а дрожишь беспрестанно. Все идет не так, как нужно, нервирует тебя целый день всякое зрение всякий разговор, каждая бумажка, а в особенности заглядывания в неясности любого завтрашнего дня. И погода тоже под стать делам жизненному укладу: целый месяц то и дело дождь. В церквях унылая малолюдность, и вообще, все Божье как будто тоже уже устранено. Об Нем что-то ни проповедей, ни разговоров. В последнее время утешаемся тем, что по историческим воспоминаниям такие же безобразия жизни были и во Франции в 1847–1849 гг.

К вечеру вычитал, что Керенский опять слетал на фронт и, между прочим, заехал в Ставку, где состоялось опять совещание с участием Брусилова, Деникина, Клембовского (главнок. Сев. фронтом), Рузского, Алексеева, Величко, Савинкова и др. высших чинов военного дела. Сколько в этой пресловутой «ставке» было уж разных сверхважных совещаний, и кажется, что ни одно из них не дало еще для изнемогающей России желаемого лекарства. Больна она сама, матушка, больны и знахари, лечащие ее. И теперь ничего не выйдет из нового совещания. Нужно перемирие, нужен конгресс. Будет уж, ведь целых три года воюем. Кто-кто не устал от войны, кто не пострадал от нее? Я не верю, чтобы во всем мире нашелся такой человек, который искренне, душою желал бы ее бесконечности. Пускай она для кого-то материально выгодна, но этот же материалист про себя хоть, но тоже вздохнет и скажет, махнув рукою: «Да ну ее к черту, эту самую войну!».

По дороге из конторы на квартиру завистливо заглядывал в окна гастрономических магазинов и читал ярлычки цен: балык — 6−8 р. ф., икра — 8−10 р. ф., колбаса — 3 р. 50 к.–4 р. 80 к. фунт, ягоды — 80 к.-1 р. ф., шоколадная плитка — 2 р. 50 к. и т. д. в этом же роде. Настроенный такими хозяйственными соображениями, придя домой и усевшись за обеденный стол, узнавал, что стоит то, другое. Фунт черного хлеба — 12 к., булка из какой-то серой муки — 17 к., курица — 5 р. 50 к. (старая, жесткая и даже не курица, а петух), стакан молока (может быть, разбавленного водой) — 20 к., огурец — 5 к. штука, и это все приобреталось не где-нибудь поблизости от квартиры, а в Охотном ряду, так сказать, из первых рук, то есть с соблюдением всевозможных выгод.

После обеда пошли с горя, что ли, в Электрический театр. Конечно, он набит битком, и надо было заплатить за вход по 1 р. 50 к. с человека, бывало, за эту же цену сидели в Малом театре, смотрели Ермолову, Садовского, Лешковскую.

Вот какая жизнь в Москве среднего буржуа на рубеже четвертого года войны и сто сорок пятого дня революции!

После театра чай, и на сон грядущий грешная молитва о благах для себя, для детей, для близких и родных, об упокоении усопших и мире всего мира!

--------------

Правда

Мы против соглашений с капиталистами и помещиками, ибо знаем, что от такого соглашения пострадают лишь интересы рабочих и крестьян. Двухмесячный опыт с коалиционным министерством достаточно выяснил всю пагубность таких соглашений. Но это еще не значит, что мы вообще против всяких соглашений. Ничуть не бывало!

Мы целиком за соглашение с теми беспартийными группами неимущих крестьян, которых сама жизнь толкает на путь революционной борьбы с помещиком и капиталистом. Мы целиком за соглашение с теми беспартийными организациями солдат и матросов, которые проникнуты доверием не к богачам, а к беднякам, не к правительству князя Львова, а к народу и прежде всего — к рабочему классу. Отталкивать от себя такие группы и организации из-за того, что они не могут или не хотят слиться с нашей партией, было бы неразумно и вредно. Поэтому найти общий язык с такими группами и организациями, выработать общую революционную платформу, составить общие с ними списки кандидатов по всем избирательным округам, включив туда не профессоров и ученых, а крестьян, солдат и матросов, готовых грудью отстаивать требования народа, — вот в каком направлении должна протекать наша избирательная кампания в деревне.
serg_ya
Аватар serg_ya
01.08.1917

Максим Горький

Петроград, Кронверкский пр-т, 23
Три года безжалостной, бессмысленной бойни, три года изо дня в день проливается кровь лучших племен земли, истребляется драгоценнейший мозг культурных наций Европы. Людей, которые верят в торжество идеала всемирного братства, негодяи всех стран объявили вредными безумцами, бессердечными мечтателями, у которых нет любви к родине. Для тех, кто уничтожает миллионы жизней, чтобы захватить в свои руки несколько сотен верст чужой земли, — для них нет ни бога, ни дьявола. Вот они уже три года живут по горло в крови, которую проливают по их воле десятки миллионов людей.
-------------

Виктор Чернов
Петроград Таврический дворец
Кадеты, считающие, что весь государственный смысл воплощен в них, называют законопроект «факелом, брошенным в страну, чтобы зажечь ее изнутри». Они ошибаются. Они нашли своевременным поднять клик: не троньте земли до Учредительного собрания, называя нашу земельную политику «партийной». Все мы видим, однако, сколь смешна эта политическая авантюра кадетской партии. Кого Господь собирается погубить, у того предварительно он отнимает разум, говорит русская поговорка. Для нас не тайна, почему разум отнялся вдруг у этой партии.

В прежние времена партия к-д. была не чужда уступок, всячески стремилась улаживать конфликты и со старой властью разговаривала совсем не так, как сейчас с нами. Партия к-д. подпиливает тот сук, на котором она когда-то сидела. Постараемся быть с ней снисходительными, поймем, что ей есть от чего сердиться, от чего, потеряв разум, плакать по волосам. Вот почему Министерство земледелия стало для кадетов пугалом и предметом колоссальной ненависти.

--------------

Михаил Родзянко
Петроград, Кирочная ул., 32
Иного хода событий ожидать было нельзя. Однако, слава богу, народный ум начинает просветляться. Все лже-учителя потеряли, конечно, свой авторитет. Идеи коммунизма потерпели полное крушение. Для всех теперь очевидно, что вместо лозунга равенство, братство и свобода, страна предпочитает жестокий деспотизм, основанный на насилии, крови и убийствах.

После 1905 года лозунг «успокоение, а потом реформы» оказался крайне неверным. Сейчас нам нужно быть ни правыми, ни левыми, ни социалистами и ни буржуями — нам нужно быть русскими, любящими свое отечество и верующими в его силы, несмотря на все это временное унижение. Все пережитое нами — это болезнь, болезнь тяжкая, но болезнь к росту.

--------------

Владимир Ленин
Петроград
Что доказали три политические кризиса?.. Они доказали, во-первых, растущее недовольство масс буржуазной политикой буржуазного большинства Временного правительства…

Нелепо и думать, что три кризиса такого рода могли бы были быть вызваны искусственно… Общее, выливающееся через край недовольство масс, возбуждение их против буржуазии и ее правительства. Кто эту суть дела забывает, или замалчивает, или умаляет, тот отрекается от азбучных истин социализма относительно классовой борьбы…

Неужели трудно догадаться, что никакие большевики в мире не в силах были бы «вызвать» не только трех, но даже и одного «народного движения», если бы глубочайшие экономические и политические причины не приводили в движение пролетариата? Что никакие кадеты и монархисты вместе не в силах бы вызвать никакого движения «справа», если бы столь же глубокие причины не создавали контрреволюционности буржуазии как класса?..

---------------

Временное Правительство
Петроград
В час великих новых бедствий, выпавших на долю России, мы считаем нужным твердо и решительно высказать нашим союзникам, делившим с нами тяжесть прошлых испытаний, наш взгляд на будущее войны.

Наступление наших армий, необходимое по сложившейся стратегической обстановке, встретило непреодолимые препятствия в тылу и на фронте. Русский народ, потрясенный этими событиями, проявил в лице правительства, созданного революцией, свою непоколебимую волю: мятеж подавлен, и виновники его привлечены к ответственности. На фронте приняты все меры для восстановления боеспособности армии.

В непреклонной решимости продолжать войну до полного торжества идеалов, провозглашенных русской революцией, Россия не отступит ни перед какими трудностями.

--------------

Дело народа

Призыв русских в Англии


Русское посольство выпустило объявление, обращающее внимание проживающих в Англии русских граждан на англо-русское соглашение относительно военной службы, заключенное 3 июля сего года в интересах обеих стран для более успешного продолжения войны. В объявлении говорится, что все русские граждане мужского пола в возрасте от 18 до 41 года обязаны отбывать военную службу в русской или английской армии: желающие для этого выехать в Россию должны заявить об этом местному полицейскому управлению до 10 августа по новому стилю.
serg_ya
Аватар serg_ya
02.08.1917

Александр Замараев

Тотьма, Вологодская губерния
Ильин день, четверг. Утро хорошее, ясное. Нынче хоть травы и не совсем хорошие, но уборка хороша. Цены следующие: мука ржаная — 5 р. 50 к. и то по карточкам и у крестьян. Рыба почти исчезла совсем, кажется, один судак 80 коп., масло скоромное — 2 руб., яйца — 1 руб., ситцы исчезли, железо исчезло, пшена и гороху нет, соль — 2 руб. пуд, табак исчез, а год назад по 1 руб. четверка, сахар по карточкам, фунт в месяц 38 коп., кожа исчезла. Кажется, остается один воздух и вода.
---------------

Константин Паустовский
Киев
Я ехал через Киев. Он, так же как и Москва, ключом кипел на митингах. Только вместо «долой!» и «ура!» здесь кричали «геть!» и «слава!», а вместо марсельезы пели «Заповит» Шевченко и «Ще не вмерла Украина».


Страницы: 12345678
9
101112131415161718